Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Добро пожаловать в логово сонного хомяка

Решил наконец-таки выбраться в сеть и сделать уютную днявочку. Планирую заполнять ее результатами своих графоманских экспериментов, статейками и, как это сейчас модно, оналидегой (последним постараюсь не злоупотреблять).
Несколько слов о себе. Зовут Виктором. И на этом пока остановимся - пакет с головы сниму, когда издадут мою первую книгу, то есть, никогда :).
Ну что, поехали?

О планах на ближайшее будущее

Что ж, первый том «Хроник Интерсиса» - «Дочь Вороньего Короля» наконец-то выложен полностью. Теперь хочется сказать пару слов относительно дальнейших планов на год.

Итак, как я уже говорил раньше, сейчас параллельно веду работу над вторым томом «Хроник Интерсиса», название которому пока что не придумал, а также – над вторым томом «Пути Тьмы», который должен закончить дилогию.

В принципе, я уже говорил про это, а потому не вижу смысла особо повторяться. Перейду к главному – к срокам.

Вот с ними все далеко не так радужно, как мне того хотелось бы. Здесь, пожалуй, следует дать некоторые пояснения.

Итак, когда я начал выкладывать «Дочь Вороньего Короля», она еще не была доведена до ума, а всего лишь прошла стадию бета-тестирования. В удобоваримый вид было приведено от силы глав десять, а остальные я планировал дорабатывать и выкладывать, параллельно работая над новыми книгами. Естественно, я благополучно не учел объем предстоящих работ, в результате чего где-то к октябрю все свободное время шло именно на приведение в окончательный вид «Дочери Вороньего Короля». Во время четвертой вычитки я переделал, наверное, от двадцати до двадцати пяти процентов книги, а ведь была еще и вычитка номер пять!

В какой-то момент мне начало казаться, что все налаживается и ближе к концу года я снова займусь вторыми частями, но… именно в этот момент я в очередной раз свалился с коньюктевитом, причем на этот раз – очень серьезно – проболел почти до конца года. Затем, как нетрудно догадаться, были наши замечательные январские праздники.

В результате, в новый девятнадцатый год я вступил с кучей незавершенных дел как на работе, так и за ее пределами, из-за чего по приходу домой не было желания не то, что писать, но даже и шевелиться. Ровно также – рано утром, до работы.

В результате, в период времени с октября 2018-го и до февраля 2019-го не было написано ни одной новой строчки; все свободное время уходило на доведение до ума «Дочери Вороньего Короля». Как результат, график выгода новых книг сдвинулся на добрых полгода, что не есть хорошо!

Поэтому, я затрудняюсь ответить, когда именно выйдет новая книга, равно как не могу сказать, что именно начну выкладывать раньше. Степень готовности второй части «Хроник Интерсиса» заметно выше, зато второй «Путь Тьмы» пишется более гладко и есть вероятность, что его не придется переделывать по три-четыре раза.

А потому, не буду ничего загадывать. Что сочту приведенным в рабочее состояние раньше, то и пойдет в Сеть первым.

Как-то так.

Хроника убийцы короля или смерть вашему сну!

[Spoiler (click to open)]

С удивлением обнаружил, что один из самых изумительных фэнтези-циклов, прочитанных мною за последние десять лет - «Хроника убийцы короля» Патрика Ротфусса - знаком далеко не такому уж и большому числу читателей. На том же Пикабу последнюю рецензию выкладывали почти год назад, и, без обид, это - просто небольшая рекомендация , не говорящая особо ни о чем.

Цикл Ротфусса, задуманный как трилогия, на сегодняшний день включает в себя лишь две книги «Имя ветра» и «Страхи мудреца». Третий том, в лучших традиция Мартина, должен выйти когда-то там.

Если честно, не уверен, что автор сумеет остановиться на третьей книге, впрочем, Ротфусс заметно моложе того же Роберта Джордана или упомянутого выше убийцы Старков, а потому можно рассчитывать на то, что его восхитительное произведение будет закончено все-таки при жизни автора.

Сам я приобщился к «Хроника убийцы короля» летом две тысячи шестнадцатого года, и, быть может, некоторые моменты успели выветриться из моей памяти, но одно осталось неизменным – восторг от прочтения по-настоящему хорошей книги.

Этим восторгом я и постараюсь поделиться с вами.

Капелька сюжета

Может человек безлицый,

Словно тень, везде явиться.

Вот бы выведать их планы…

Чандрианы, чандрианы.

И «Имя ветра» и «Страх мудреца» имеют достаточно сложную структуру повествования, отдаленно напоминающую ту, что встречалась в «Разрушенной империи» Лоуренса.

Условно говоря, каждый том делится на две неравномерных части: на славное прошлое и суровое настоящее. Один том – одни сутки сурового настоящего. Три тома – трое суток, время, что скромный хозяин постоялого двора Коут дал Девану Локиизу – прославленному Хронисту – на то, чтобы записать историю. Нет, не свою. Историю героя или негодяя, это с какой точки зрения посмотреть, историю гения, историю великого и доблестного мужа по имени Квоут. Историю человека, который пропал без вести и скорее всего, давно уже мертв.

Настоящее, и правда, сурово, что становится понятно буквально с первых же страниц книги. Все плохо, мир вошел в крутое пике, и неизвестно, все ли доживут до зимы. И складывается ощущение, что наш простой кабатчик имеет какое-то отношение к заглянувшей на огонек чрезмерно упитанной полярной лисичке.

Славное же прошлое… Славное прошлое повествует о детстве, отрочестве и юности вундеркинда по имени Квоут, чей отец был бардом, бродячим актером и главой труппы, а мать… Нет, про его мать я ничего говорить не стану, прочтете книгу, догадаетесь сами.

Мальчик оказался настолько одаренным, что бродячий арканист, прибившийся к их труппе, взялся за обучение юного дарования и уже спустя пару месяцев пророчил ему славное будущее и обеспечил мальчика мечтой - поступлением во всемирно известный Университет. И неудивительно. Парню легко давались не только самые разнообразные науки, он даже освоил алар – специальное состояние разума, позволяющее заниматься симпатией – местной разновидностью предметной магии.

К несчастью для юноши, отец его вместо того, чтобы просто веселить публику пьесами, оказался личностью неординарной и вознамерился написать о том, о чем писать не следовало и спеть о том, о чем петь не стоило. О чандрианах – страшной сказке, мифе, выдумке.

Эта выдумка в один ужасный вечер полностью изменила жизнь Квоута, направило ее по иному руслу. Нужна, отчаяние, голод, безумие и, всепоглощающая, дикая ненависть, вот, что досталось в наследство мальчику, в один момент ставшему сиротой.

Но Квоут не сломался, он преодолел все трудности для того, чтобы прийти-таки в Университет, место, о котором грезил в счастливые свои деньки. Место, хранящее все тайны мира. Место, дающее шанс понять, за что же все-таки убили его родителей и, возможно, покарать преступников.

И с этого, собственно говоря, начинается история Квоута, человека, ставшего легендой.

Мир

Послушайте скорбную песню мою,

Я вам о последнем герое спою,

Про то, как спустилась коварная мгла,

Про славного Ланре былые дела.

Немногим такая отвага дана —

Потеряно всё, жизнь, и честь, и жена,

Но он непреклонно преследовал цель,

Пошел против всех — и был предан в конце.

Автор проделал сумасшедшую работу. Его мир выглядит настолько вкусно и сочно, что во время чтения можно изойти на слюну.

Быт, культура, песни, легенды, наука… Ротфусс не забыл ничего, ну, или практически ничего. Да, тут не будет миллионных армий, рубящихся на полях сражений. Могучие герои встречаются разве что в мифах, но это неважно, книга не о них.

Она, по большому счету, о любознательном нищеброде с тяжелым прошлым, оказавшемся в местном варианте Магической Академии. Нечто, хотя бы отдаленно напоминающее зачатки грядущего эпика, обнаруживается лишь во втором томе, и то, не в первой его части. Основная же часть «экранного времени» посвящена обучению и взрослению нашего школяра, его нелегкой жизни и злоключениям, попыткам хоть как-то вырваться из тисков обжигающей нищеты и утолению фантастической тяги к знаниям.

Автор, это видно, очень любит учиться и сохранил самые светлые воспоминания о студенческих годах. При этом он детальнейшим образом проработал научные дисциплины своего придуманного мира, а также – их практическое применение, увязал все это с оригинальной системой магии.

В книге здесь и там рассказываются легенды, читаются стихи и поются песни, великолепно описан быт студентов из самых разных классов общества, спрессованных в замкнутом пространстве местного кампуса.

А когда все вышеназванное в самый неожиданный момент обрывается резким переходом к суровому настоящему и порцией информации, которая либо поможет объяснить то, что встретится в следующей главе, либо, наоборот, создаст еще больше новых вопросов, хочется рвать на голове волосы и быстрее переворачивать листы, лишь бы узнать, что там будет дальше.

При этом нужно понимать, что хоть герой весь первый том и большую часть второго и замкнут в нескольких локациях, мир, окружающий его, отнюдь не фрагментарен. Он логичен, превосходно прописан, раскрывается, медленно, постепенно, точно в «Садах Луны» Эриксона, вот только гораздо, просто несоизмеримо бодрее.

Вторая половина второго тома содержит куда больше мест, а также – личностей, с которыми нашему герою придется так или иначе взаимодействовать. И вновь, практически все на своем месте, все логично, придраться почти не к чему.

Позволю себе несколько общих комментариях по поводу мира Хроники. Итак, перед нами, скорее, не средневековье, а Ренессанс. Развитие культуры (наличие меценатов), большое влияние капитала, развитая торговля и важное значение городов. Причем некоторые из них, если память меня не подводит, обладают своим аналогом Магдебургского права.

Однако мануфактур пока что нет, нет, как ни странно, и огнестрельного оружия, что немного удивительно, учитывая степень познаний местных в химии, физике и металлургии. Но это уже – мелочи, неспособные испортить общее впечатление.

Магия

Еще говорят, пять колец незримых

Он носил на другой руке,

Одно — огонь без жара и дыма,

Другое — воздух в тугом витке,

Ледяное кольцо с небольшим изъяном,

Кольцо из крови, алой как мак,

О пятом кольце рассказать нельзя нам —

Ибо его не назвать никак.

Итак, говоря о магии в мире «Хроники убийцы короля», мы подразумеваем чары, доступные людям и регулярно ими применяемые. Поверьте, там есть и иные любители поколдовать, но про них, во-первых, маловато известно, а во-вторых, я просто не стану ничего рассказывать.

Итак, вернемся к магии. Основой основ чародейских практик местных чародеев – арканистов - является симпатия – магия, позволяющая взаимодействовать с разнообразными предметами, неслабо так выворачивая при этом законы физики, химии и логики.

Банальный пример – левитирующий булыжник.

А еще арканисты при помощи симпатии и, например, капли чужой крови, могут заставить человека испытывать невероятные муки. Кто сказал: «зовите храмовников и убейте проклятых магов крови»? Нет? Мне послышалось? И даже слова «вуду» не было? Ну ладно, так и быть, поверю на слово.

Так вот, симпатия – несмотря на свое явно магическое происхождение, в первую очередь – наука. Стройная, логичная, имеющая свою теоретическую базу и, что самое важное, применение в быту. Например, в местной металлургии и химии.

А то, что с ее помощью можно создавать и разнообразные артефакты – ну так это приятное дополнение к главному.

Так вот, симпатия – это наука, но она – лишь одна сторона медали.

Вторая же сторона зовется именованием. Адепты этой школы изучают истинные имена предметов, и обретают власть над ними. Произнеся истинное имя ветра можно вызвать бурю, а истинное имя огня позволит швырять огненные шары.

Магия эта чрезвычайно могущественна, но и столь же редка. Даже среди арканистов Университета лишь единицы знают хотя бы парочку истинных имен, что уж говорить про тех, кто способен на большее.

Именование, как мне показалось, носит характер более мистический и менее научный, и за это адептам, рискнувшим обратиться к ней, частенько приходится расплачиваться собственным рассудком. Суровая, но справедливая плата за могущество.

Персонажи

Странно зреть, как смертных души,

Вспыхнув, гаснут день за днем,

Зная: ветер их разрушит

И уйдет своим путем.

Поделиться бы огнем…

Что в мерцании твоем?


Персонажей в книге чрезвычайно много. Упомнить всех – решительно невозможно, а потому я ограничусь лишь теми, кто отложился в моей памяти и не померк за два прошедших года. Да, вот еще что. Я целенаправленно не стану называть ни одного имени из второй половины второго тома, потому как иначе придется очень много спойлерить.

Начнем, конечно же, с главного героя. Как я говорил выше, он отзывается на имя Квоут. Практически гениален, харизматичен, как юный Александр, сын Филиппа, умел, изобретателен. Отлично поет и играет, обладает феноменальной памятью, не лезет за словом в карман, и вообще просто душка.

По крайней мере, в славном прошлом. В суровом настоящем это разбитая жизнью оболочка, треснувший кувшин, из которого давно вытекло вино. Трактирщик Коут вызывает лишь жалость и недоумение: что превратило столь неординарного юношу вот в это?

Хронист, он же Деван Локииз. Прославленный летописец и биограф, сумевший найти скромного трактирщика Коута и вынудить того заглянуть в глаза своему прошлому.

Баст. Помощник трактирщика. Симпатичный парень, любимец девушек, а еще… Нет, не буду рассказывать, сами все узнаете. Могу только дать намек: он далеко не так прост, как может показаться на первый взгляд.

Денна, она же Алойна. Femme Fatale Квоута. Таинственная красавица, намертво вошедшая в жизнь нашего героя для того, чтобы появляться на горизонте и исчезать вновь, подобно таинственному видению. Кто она, каковы ее цели, на кого она работает? Вопросы, вопросы, вопросы…

Деви. Гелет, арканистка, и просто милашка, способная вытащить ваш язык через задницу, завязав его морским узлом в процессе извлечения. Кто такие гелеты? О-о, это местный аналог контор «до зарплаты». Нужно ли пояснять, чем они зарабатывают на жизнь и что делают с теми, кто не способен выплатить проценты?

Думаю, нет. Тем не менее, как персонаж она действительно шикарна.

Аури. Странная девушка, почему-то кажущаяся мне аутисткой (в медицинском смысле), живущая под Университетом и время от времени выбирающаяся наружу. Что именно поломало шестерни в ее голове – загадка.

Элодин. Двинутый на всю башку магистр имен, являющий собой явное предостережение всем желающим обучаться именованию. Впрочем, учитывая его статус, а также – могущество, мало кто осмеливается называть этого человека безумцем. Скорее, эксцентричным магистром, да.

Магистр Лоррен. Этакий фэнтезийный мистер Спок, заведующий Архивом. Фанатеет от знаний в любом их проявлении и собирает все книги, которые только может найти.

В каждой книге про Магическую Академию должен встречаться свой Драко Малфой. В Хронике на эту почетную роль был приглашен некий Амброз Джакис. Сын барона, умный, богатый и красноречивый молодой человек, достаточно неплохо разбирающийся в науках. Ну а заодно – моральный урод без тормозов, набитый дерьмом так плотно, что оно расплескивается при каждом шаге.

Обожает устраивать западло, причем практически всегда – чужими руками. Редкостная, но крайне харизматичная скотина, действительно достойный оппонент.

За и против

О взгляд полуночных зениц

И крылья бабочек-ресниц!

Под песню ветра меж ветвей

Каскад волос летел за ней,

О, госпожа! Фелуриан!

Красавица лесных полян!

Твое дыханье — ветерок,

Твоя коса — теней поток.

Достоинств у книги не просто много, а очень много. Постараюсь кратко рассказать про них.

Как, наверное, уже понятно, я люблю книги с живым, хорошо прописанным и логичным миром. И тут все это присутствует в полной мере. Мало этого, автор сумел избежать крайностей. Его повествование реалистично, в нем нашлось место и добру, и злу в равной мере. В отличии от того же Аберкромби Ротфусс не скатился в чернуху, но избежал он и создания мира с говорящими понями, сношающими друг-дружку посредством дружбомагии.

Именно эта золотая середине делает его книги столь интересными, ведь реальная жизнь – она многогранна, в ней есть место и хорошему, и плохому, а не только оттенкам мрака и мерзости, либо тоннам приторного сиропа, и всемогущих главных героев с карикатурными злодеями на заднем фоне.

Повествование временами откровенно мрачно, в нем много боли и зла, но рядом всегда идет самоотверженность, бескорыстие и порядочность, что лично у меня вызывает исключительно положительные чувства.

К тому же, в отличии от того же Эриксона с его тяжеловесной «Малазанской книгой павших», Ротфусс пишет невероятно захватывающе. Его слог – нечто великолепное. Легкий, образный, превосходно усваиваемый, он, одновременно с этим, богат на сложные литературные конструкции, пестрит живой и насыщенной речью, а также, до кучи, приправлен песнями и стихами, написанными самим автором.

Не подкачали действующие лица. Не буду говорить банальности вроде «каждый третьестепенный персонаж тут прописан до мельчайших подробностей», они ни к чему. Проще открыть книгу и самостоятельно во всем убедиться.

Увы, но даже столь выдающийся цикл не смог избежать недостатков.

Лично я вижу лишь одну вещь, о которой можно говорить с сожалением. Итак, начну немного издалека.

Считается, что каждый автор так или иначе пишет о себе. Он представляет себя на месте героя, вкладывает свои мысли в уста героя, наделяет героя теми или иными качествами, которыми не обладает сам. Когда главный герой действует, он, часто, делает это так, как на его месте и в его условиях поступил бы автор. Короче говоря, даже в хороших произведениях за спиной действующего лица частенько торчат уши писателя. В каких-то больше, в каких-то меньше, не суть важно.

Так вот, это регулярно приводит к тому, что герой становится этакой идеализированной версией писателя, а затем, естественно, превращается в Мэри-Сью, либо ее брата – Марти.

«Хроника убийцы короля» определенно не избежала этого. Квоут – отражение самого Ротфусса, постепенно мутирующий от просто талантливого парнишки в нашего любимого Марти-Сью. Особенно это становится заметным во второй половине второго тома, когда автор, кажется, начал жестко сублимировать, в результате чего либидо нашего ученичка поперло вверх со столь устрашающей скоростью, что мне как-то даже страшно стало за его друзей мужского пола.

Впрочем, и раньше Квоут уж очень сильно выделялся обилием умений и талантов, которые отчасти компенсировались его тотальной неплатежеспособностью и непрерывной борьбой за выживание.

Критично ли это? Я бы так не сказал, просто – небольшая ложка дегтя в громадном чане с медом.

Заключение

[Spoiler (click to open)]

…Путник, пиво,

Камень, кладь,

Ветер, воды,

Вам не встать!

В принципе, я сказал все, что хотел. Напоследок могу добавить лишь две вещи.

Первое. Лично я через годик-другой обязательно перечитаю «Хронику убийцы короля» еще раз. Быть может, сделаю это перед выходом третьей части. Быть может, уже после.

Второе. Если вы еще не читали Ротфусса, бросайте все и, немедленно исправляйте эту досадную ошибку. Бумажный, цифровой, аудио формат, не имеет значения!

«Хроника убийцы короля» - произведение настолько сильное, настолько захватывающее и интересное, что итог будет один: вы очнетесь через пару дней на последней странице.

Очнетесь, вслушиваясь в трехчастную тишину.

Царь Каменных Врат

Итак, через год после дебютной «Легенды» свет увидела вторая книга Геммела, которая называлась «Царь Каменных Врат». Именно ее многие считают полноценным дебютом автора, хотя я с такой формулировкой категорически не согласен. Лично на мой вкус, «Легенда» - отменное произведение, ничем не уступающее «Царю Каменных Врат» и даже превосходящее его уровнем.
Впрочем, это – частное мнение, не имеющее особого значения, другие люди могут считать иначе, а посему, полагаю, можно переходить непосредственно к разбору произведения.

[Spoiler (click to open)]
Капелька сюжета
В большинстве книг Геммела, главный герой – это Дренайская империя. Течет время, умирают старые воители, на смену им приходят новые, но древнее и могучее государство, в котором, либо около которого и развиваются события книг, стоит.
«Царь Каменных Врат» в этом смысле не стал исключением.
Действие книги происходит спустя где-то шестьдесят-восемьдесят лет после легендарной осады Дрос-Дельноха, описанной в «Легенде». Тенака-хан – правнук Регнака Скитальца по одной линии и Ульрика – по другой, возвращается в родную Дренайскую империю спустя много лет жизни на чужбине.
Возвращается он не просто так, а с целью отомстить за боевых товарищей из, убитых Цеской – тираном, утвердившимся на троне империи и вот уже не первый десяток лет поддерживающим свою власть при помощи крови, страха и колдовства. Кровь льют верные тирану солдаты, страх внушают кошмарные зверолюди – искусственно созданные монстры, стоящие в бою десятка простых воинов, за колдовство же отвечают омерзительные Черные Храмовники, слуги Хаоса, которых притягивает все самое низкое и мерзкое, что только может быть в человеческой природе.
Очень скоро, благодаря удачному стечению обстоятельств (читай – роялю, выбравшемуся из ближайших кустов) Тенака встречается со старыми друзьями и заводит новых, после чего вся эта гоп-компания решает поучаствовать в наметившемся восстании против ненавистного тирана.
Увы, все оказывается куда сложнее, чем могло показаться на первый взгляд даже столь талантливому и одаренному воину, как Тенака. В результате, для того, чтобы спасти друзей, освободить страну и сохранить собственную шкуру, ему придется сделать трудный, очень трудный выбор, который приведет могучего воина к Каменным Вратам смерти, и отправит его навстречу судьбе.

Персонажи
Поговорим немного о персонажах. Как и всегда, рассмотрю тех из них, кто запомнился мне больше других.
1. Тенака. Собственно, главный герой произведения. Отменный воин, способный за пару секунд прикончить четырех вооруженных врагов, военный гений, и просто милый и душевный человек, с которым вы, определенно, не захотите ссориться.
Наполовину надир, наполовину – дренаец, выросший в степях и отданный на обучение в империю. Чужой и для тех, и для других, заставивший всех уважать себя.
2. Рения. Как и в «Легенде» - судьба. На этот раз – Тенаки. Женщина, скрывающая один весьма интересный и, можно даже сказать, неожиданный сюрприз. Нет, не тот, о котором предупреждает адмирал Акбар.
3. Декадо. Однополчанин Тенаки и, пожалуй, лучший фехтовальщик своего времени. А еще – маньяк, упивавшийся кровью и мучениями своих жертв. Устав от кровавой вакханалии и пожелав обрести душевное равновесие, Ринья отправился в монастырь, который, вот ведь неожиданность, принадлежал Тридцати этой эпохи. Ага, случайности не случайны.
4. Ананаис. Еще один одноплчанин Тенаки. Чудовищно сильный воин, сумевший выжить после того, как большая часть однополчан отправилась на корм червям, впрочем, надо заметить, лишившийся кое-чего важного и справедливо ненавидящий Цеску за то, что тот сотворил со страной и его товарищами.
5. Муха. Молодой и достаточно талантливый вор. Вроде бы, все, что можно сказать о нем, но это не так. В извечном противостоянии Света и Тьмы Мухе уготована важная роль, которую ему придется сыграть, хочется Мухе того, или нет.
6. Басурман. Могучий, точно бык, чернокожий воин, пришедший из далеких краев для того, чтобы отомстить. Чем-то он напоминает Тенаку, и все-таки, неуловимо от него отличается. Главное сходство – прошлое, что не отпускает ни того, ни другого, постоянно напоминая о победах и ошибках, свершенных в былые дни.
Про отрицательных персонажей особо и сказать нечего. Цеска – лишь проходной злодей, ничем особо не выделяющийся, Черные Храмовники – зло обезличенное, лишенное каких-либо особенностей.

За и против
Этот пункт в рецензии будет коротким.
Что мне понравилось в книге? Ровно то же, что и в предыдущей – превозмогание, отменный язык повествования, интересные, рельефные герои.
«Царь Каменных Врат» продолжает и развивает идеи, которые автор заложил в «Легенду», при этом, книга избавилась от гигантомании своего предшественника, а потому у адского диктатора Цески не будет сотен тысяч верных и послушных любому слову воинов, да и тех, кто ему противостоит, также отнюдь не легионы.
Что не понравилось?
Хм-м, так сразу и не сказать. Есть что-то такое в этой книге, что не позволяет ставить ее в один ряд с лучшими произведениями автора, но вот что именно – сложно высказать словами. Как-то оно… недоработано, что ли?
Сложно подобрать претензии к «Царю Каменных Врат», знаю лишь одно, если ту же «Легенду» я с удовольствием перечитаю еще раз лет через пять, то эту книгу в руки больше не возьму.
Вот как-то так.

Заключение
[Spoiler (click to open)]«Царь Каменных Врат» - добротная книга от признанного мастера слова, но, увы, лично в моем восприятии она значительно уступает как «Легенде», так и ошеломительному «Нездешнему», речь о котором пойдет в следующей рецензии.
Стоит ли ее прочитать? Думаю, стоит. Лучшая ли это книга Гэммела? Однозначно, нет.

 

Легенда или превозмогай сынок, как дед превозмогал


В принципе, имя Дэвида Геммела не нуждается в рекламе. Многие его книги я читал еще в школе и, говоря начистоту, совершенно забыл почти все, о чем в них рассказывалось. И вот, когда этим летом, у меня появилось острое желание немного освежить память, выбор пал на три его первых произведения: «Легенда», «Царь каменных врат» и «Нездешний».
Вот о них мы и поговорим в ближайшее время.
Начать я решил с «Легенды», потому как это – дебютный роман легендарного, хе-хе, автора. Произведение, в котором, точно в зеркале отражается творчество мэтра.
[Spoiler (click to open)]
Капелька сюжета
Дрос-Дельнох – мощнейшая крепость Дренайской империи - готовится принять на себя сокрушительный удар надирских орд, ведомых Ульриком – несокрушимым вождем, железной рукой объединившим племена Великой Степи.
Слабый и миролюбивый император, запершись в своей столице, продолжает писать бумажки, надеясь как-то договориться, не понимая, что время переговоров уже закончилось. Гарнизон деморализован и откровенно слаб – недокомплект личного состава вызывает печаль у всех мало-мальски толковых командиров, а дезертирство набирает обороты. Надиры еще ни разу не проигрывали, и нет ни малейших оснований полагать, будто на этот раз что-нибудь изменится.
Помощи нет и не предвидится, за исключением горстки сумасшедших, решивших таким экстравагантным образом уйти из жизни: труса, готового отправиться в ад за любимой, старика, чье имя некогда внушало ужас, монаха-чародея, чья цель – бороться со злом во всех его ипостасях и других.
Они идут на верную гибель и понимают это. Они идут умирать, и смеются. Они не могут победить, у них нет ни малейшего шанса. Великая Степь привела под стены Дрос-Дельноха пятьсот тысяч своих сыновей. Пятьсот тысяч против десяти тысяч.
Шансов нет.
И все-таки, они продолжают идти, они продолжают бороться, и каждую пять земли, которую приходится отдавать, заваливают вражескими телами. На стенах обреченной крепости их держит нечто большее, нежели простое мужество, ведь защищают эти герои не себя и даже не своих родных. Они оберегают Легенду.
Первая книга Геммела – это не просто фэнтези, это, скорее, дань эпическим сагам и сказаниям древности. Изустным рассказам, в которых могучие герои в одиночку выходили против целой армии, в которой даже враги не лишены благородства и умеют ценить мужество, в которых смерть – это лишь ступенька на пути к Вечности.
Любой, кто читал «Тысячеликого героя» Кемпбелла, сразу же найдет не один и не два знакомых мотива. А уж тот, кто осилил, к примеру, «Путешествие на запад», «Старшую Эдду» или «Махабхарату», думается мне, получит истинное удовольствие от разворачивающегося на страницах книги эпического противостояния.
Персонажи
Персонажей в произведении не очень много, но получились они весьма колоритными. Начнем, пожалуй, с условного главного героя - Регнака Скитальца. Парень этот – отменный фехтовальщик, смазливый красавчик, а заодно и трус, каких поискать. Незабвенный Ринсвинд, наверное, посмотрев на него, сказал бы: «that's my boy» или что-нибудь в этом духе.
Главная цель в жизни Регнака (для друзей просто Река) – оказаться как можно дальше от неприятностей.
Увы, но во время последнего бегства ему сильно не повезло, юноша умудрился попасть в самую паршивую ловушку из возможных – по уши влюбился.
Предметом его воздыханий стала Вирэ, ни много, ни мало, а дочка князя вышеобозначенного Дрос-Дельноха, от которого Рек как раз старался оказаться подальше. Ну что тут скажешь, пацан шел к успеху, не фартануло. Вирэ – девушка сильная, упрямая, красивая, волевая. Она сумела превратить Река в того, кем он должен был стать, из того, кем он был, причем произошло это так стремительно и естественно, что лично у меня даже вызвало улыбку умиления.
Теперь перейдем к самому интересному персонажу произведения – Друссу-легенде. Если Коэн-варвар Пратчетта – это стеб над Конаном, то Друсс-легенда – это постаревший Конан мира, созданного Геммелом. Этот человек убил стольких, что из их тел вполне можно было бы выстроить пирамиду. Всю свою жизнь он только и делал, что сражался, и вот, состарившись и уйдя на покой, герой решил, что негоже воину умирать в постели, а потому откликнулся на призыв старого товарища и отправился в обреченную крепость.
Следующим персонажем, пожалуй, будет Сербитар. Монах-чародей, способный проникнуть в сны людей, посеять панику во вражеских рядах и надежно укрыть товарищей от происков колдунов. Один из Тридцати, ибо их число священно и никогда не меняется. Он тот, кто всю свою жизнь – наполненную изнурительными тренировками и самоотречением – посвятил одной цели: принять участие в битве против зла и умереть с мечом в руках.
Последним в моем списке, безусловно, будет Ульрик. Вождь надиров, жестокий, гордый, могучий, гениальный. Нет того эпитета, которым нельзя было наградить величайшего из сынов степей, рожденного для того, чтобы заставить «цивилизованный» мир дрожать. Этот человек силой и хитростью объединил разрозненные племена, собрав огромную армию, и явно нацелился на победоносный поход «до последнего моря». И, надо сказать, после знакомства с данным персонажем, складывается стойкое ощущение, что у него вполне может хватить таланта на подобную авантюру.
На этом, пожалуй, закончим с основными персонажами. Помимо них в произведении присутствует множество второстепенных героев, призванных показывать развитие ситуации с разных сторон, добавить немного юмора, либо, напротив, трагизма. Причем, как мне показалось, все они – действительно к месту, не загромождают повествование и смотрятся в высшей степени органично.
За и против
Начну, как всегда, с того, что мне понравилось больше всего.
Пожалуй, этим «чем-то» будет его величество пафос. Нет, даже не так, а вот так: ПАФОС. Что вы там говорите? Империя Сигмара превозмогает хаоситов Норски? Ха, жалкие детишки. Учитесь у настоящих профессионалов.
Уровень превозмогания в книге такой, что временами хочется выть в голос. Надиры прут, точно стая охреневших ска(ей)венов, скрещенных с тиранидами, не оставляя героям ни малейшего шанса на выживание, но те упрямо продолжают цепляться за камень, щедро орошая его вражеской и своей кровью.
При этом степняки – не мальчики для битья, они – гордые и умелые воины, пришедшие сюда, чтобы победить. Они – ветераны не одной военной кампании. У них есть свои осадные мастера, свои чародеи, и один из величайших полководцев в истории.
Ну и еще их тупо очень много.
Что еще понравилось? Язык повествования. Емкий, хлесткий, захватывающий. Парой фраз и абзацем текста Геммел умудряется описать то, на что у других уходит несколько листов текста.
При этом персонажи у него выходят живые и разнообразные, заставляющие сопереживать и надеяться, что все у них будет хорошо.
Теперь плавно перейдем к недостаткам, куда уж без них. Лично на мой взгляд, все недостатки книги связаны с двумя вещами: во-первых, автор, как я уже говорил раньше, писал скорее эпическую сагу, из чего проистекает некоторая наивность произведения. Влюбиться с одного взгляда, героически прийти во вражеский лагерь на тризну, в одиночку прикончить несколько сот человек, защищать крепость с семью рядами стен… А почему нет? В сагах и не такое вытворяли! Нет, до определенного момента это смотрится прикольно, но все-таки не всегда. Иногда хочется большего реализма и приземленности, что ли?
Второй недостаток произведения заключается в его эпичности. Книга эта – старая, писалась в восьмидесятые, когда еще многие совершенно бредовые представления о размерах средневековых армий казались достаточно правдоподобными. По крайней мере, в среде людей, далеких от академической исторической науки.
Это сейчас мы наверняка знаем (привет археологам и военным историкам), что монголов, захватывающих русские княжества, было от силы сорок тысяч, а скорее всего, не больше двадцати – двадцати пяти. Тогда по-видимому, на подобные мелочи не обращали внимания, и согласно авторскому произволу надиры притащили под стены Дрос-Дельноха полмиллиона человек.
Нет, не человек. Степняков-всадников. Понимаете, что это значит? На всякий случай поясню. Полмиллиона всадников из степи – это минимум миллион лошадей, а скорее – полтора, потому что у каждого уважающего себя степняка просто обязано быть по два заводных коня.
А теперь давайте-ка добавим сюда обозы – еще с миллион-другой милых копытных тварюшек, которые очень сильно любят кушать. Причем на одной травке сии замечательные создания долго не протянут. И даже если предположить, что у нас тут особые фэнтезийные лошади, то придется вслед за этим делать следующее допущение: трава тоже фэнтезийная, прущая из земли со скоростью бамбука, иммунная к вытаптыванию и обладающая калорийностью пшеницы.
Впрочем, это – чистая вкусовщина. Серьезных же недостатков в «Легенде» я не могу найти при всем желании. Все-таки Гэммел – это настоящий мастер слова.

Заключение
[Spoiler (click to open)]Итак, что можно сказать напоследок? Читать ли эту книгу? Безусловно читать! Я абсолютно убежден в том, что каждый любитель героического и эпического, да и вообще, просто хорошего фэнтези просто обязан ознакомиться с нею.
Настоятельно рекомендую к прочтению.

Цикл «Хроники Дарвета»

В мае закончил пятикнижие «Хроники Дарвет» за авторством госпожи Барбары Хэмбли. Оно включает в себя следующие произведения: «Время Тьмы», «Воздушные стены», «Воинство Рассвета», «Мать Зимы» и «Ледяной Сокол».
Первые три книги, собственно и составляющие костяк повествования, были написаны в 1982-1983 годах, что вполне позволяет причислить их к классике фентези. Четвертый и пятый том, откровенно проигрывающие основной трилогии по качеству, писались уже в 1996 и 1998 годах.
Итак, что же можно сказать по поводу данного произведения? Приступим.

[Spoiler (click to open)]Капелька сюжета
Начнем с жанровой принадлежности цикла. Перед нами, однозначно, если не первое, то одно из первых произведений в жанре постапокалиптического фентези, да еще и с присутствием двух попаданцев. Согласно сюжету, в мире, параллельном нашему, вновь пробудилось древнее зло. Нет, не баяны, а дарки. Эти кошмарные существа, некогда практически уничтожившие человечество, ушли больше трех тысяч лет назад, и все это время благополучно обитали под землей, для того, чтобы в один прекрасный момент вернуться.
Они – невообразимо древний кошмар, действующий в ночи и наделенный коллективным сознанием. Кровь этих монстров – кислота, они в состоянии уменьшаться и увеличиваться в размерах, могут пробраться практически в любую щель, умеют летать и способны обглодать плоть с костей человека за считанные секунды. А еще дарки в состоянии выжрать разум, превращая свою жертву в безмозглого упыря, но это – так, приятный бонус.
Королевство Дарвет – могучее государство севера – увы, оказалось не готово к отражению такой угрозы, и в момент, когда дарки штурмовали королевский дворец, сильнейший маг мира, а по совместительству – друг короля Ингольд Инглориан, по приказу сюзерена спас малолетнего наследника престола, переместившись в наш мир, откуда затем, в сопровождении двух попаданцев: Джил и Руди, вернулся обратно.
В первой книге герои пытаются найти свое место в гибнущем мире Дарвета, во второй, в целом, определившись с приоритетами, они – каждый по отдельности – двигаются к единой цели: понять, что же такое эти дарки, и как с ними справились люди древности.
Третья часть, собственно говоря, посвящена последнему решительному противостоянию с ожившим ночным кошмаром.
На этом заканчивается основная трилогия и закрывается вопрос с дарками. В четвертой части автор пробудила еще более древнее, нежели ночные убийцы, зло – трех невообразимо старых ледяных магов, целью которых было устроить новый ледниковый период, для чего они использовали серию вулканических извержений, а также создали сланч – мерзкий мох, вызывающий серьезные мутации у любого существа, отведавшего его.
Этот мох распространялся от севера к югу, заполоняя землю отвратительным ковром, убивавшим нормальные деревья и растения. Животные, вкусившие новое угощение, достаточно быстро видоизменялись, становясь чем-нибудь с крайне острыми зубами и когтями. Они теряли свободу, попадая под влияние древних магов, и выполняли все их приказы без размышлений и колебаний.
В четвертом томе героям пришлось противостоять этой напасти, в чем им, отмечу, помогли несколько роялей вроде сюжетноповоротного древнего артефакта, найденного Ингольдом и Джилл во время путешествия в один из опустошенных дарками городов.
В пятой же книге один из недобитых второстепенных персонажей первых томов – омерзительный южный генерал по имени Ваир на-Чандрос похищает подросшего Тира – того самого наследника, которого Ингольд Инглориан спас в первой части книги. В пятом томе главным действующим лицом стал Ледяной Сокол – Белый всадник (Белый рейдер согласно переводу первого тома, как в оригинале – не смотрел) на службе у короля Дарвета. Белые всадники – это что-то вроде местных индейцев, и обитают они на севере континента. Сокол – изгнанник, которому в погоне за похитителями приходится вернуться и вновь встретиться со своими сородичами. Помогать в нелегком деле спасения принца ему будет собственная доблесть, сестра-колдунья Холодная Смерть, и, конечно же, вездесущие кустовые выползни рояли.

Персонажи
Персонажей в цикле много, что и неудивительно. Постараюсь рассказать про тех из них, чьего «экранного времени» больше, чем у остальных, либо про тех, кто лично мне показался интересным.
Начнем, пожалуй, с протагонистки. Речь идет о попаданке по имени Джил Паттерсон. Джил - девушка серьезная и обстоятельная, учащаяся на историка, волей судьбы во сне попала в Дарвет как раз в тот момент, когда дарки начали свое победное шествие по поверхности мира. Проснувшись у себя дома, она не смогла отказать старому чародею, что в итоге привело ее в новый мир, в котором студентка внезапно обнаружила у себя талант к владению мечом и стала одной из стражей – элитных воителей Дарвета.
Если честно, барышня эта – та еще Мэри, более того, в ней проглядываются черты самой госпожи Хэмбли (степень по средневековой истории, проблемы с семьей и т.п.). Тем не менее, как персонаж она не вызывает отторжения, хотя, конечно, лично на мой взгляд, для человека, учащегося на историка, Джил как-то маловато использует свои знания о Средних Веках, оказавшись в параллельном мире.
Вторым важным персонажем, безусловно будет Руди Солис - раздолбай из многодетной семьи, зарабатывающий на жизнь работой в автомагазине: «рисовал пылающие закаты на заказных фургонах» (с). Парню не повезло (или напротив, очень даже повезло) оказаться не в то время и не в том месте, в результате чего он вместе с Джил и Ингольдом отправился к черту на кулички, а точнее – в иное измерение.
Ингольд Инглорион. Местный мастер меча и магии, несущий в себе неслабые такие черты Гэндальфа Серого. Советник покойного короля, бродяга, легенда в мире Дарвета, и просто самый сильный маг планеты. Возможно, единственный человек, умеющий открывать врата между мирами в моменты их соприкосновения. Он крут настолько, что регулярно выполняет почетную функцию deus ex mashina, приходя на помощь всем и каждому.
Если бы меня попросили характеризовать его одним предложением, то я, пожалуй, сказал бы: «силен, как Чак Норрис, живуч, как таракан».
Следующим из положительных персонажей у нас будет вдова погибшего владыки Дарвета – королева Минальда. Красивая и волевая девушка, подростком выданная замуж. Естественно, ни о какой любви со стороны короля речи не шло – по крайней мере так казалось ей – ведь брак был политическим, призванным удовлетворить амбициям брата Минальды с одной стороны, и упрочить позиции короля - с другой.
Образ Минальды мне приглянулся целостностью и внутренней силой этой девушки, лишившейся в одночасье и мужа и королевства, и прикладывающей все силы для того, чтобы спасти сына. От книги к книге она продолжит раскрываться, неся все большее сюжетное значение. Лично мне данный персонаж нравится куда больше, нежели Мэри-Сью по имени Джил.
Алтир Эндлорион – принц и один из главных героев пятого тома произведения. И если в первом томе он – грудной ребенок, то чем дальше, тем старше и полезнее для окружающих он становится. Его главная особенность – наличие памяти предков, передаваемой на генетическом уровне информации о прошлых жизнях носителя (да-да, дух Муад’Диба реет над нами), пробудившийся и позволяющий мальчику до мелочей воспроизводить в памяти деяния давно умерших людей.
Ледяной Сокол – местный «индеец» на службе короля Дарвета. В первых книгах, откровенно третьестепенный персонаж, несколько раз попадающий в повествование и столь же стремительно его покидающий. В пятом томе, наряду с Алтиром – один из главных героев.
Что можно про него сказать? Не любит болтать, может спрятаться где угодно и прочитать след недельной давности, жесток, умел в обращении с оружием, великолепный наездник. Не хватает только ружья и тамагавка, а так, хоть сейчас отправляй на тропу войны.
Теперь, пожалуй, несколько слов об отрицательных персонажах. Безусловно, возглавляет их канцлер Алвир. Брат королевы и просто жадный до власти урод, для которого родная сестра лишь разменная монета, пешка, которую можно эффективно использовать, когда возникает необходимость.
Впрочем, не только сестра. Все люди для Алвира – пылинки под ногами, призванные подчеркивать величие Его Светлости.
Урод такой, каких поискать. Ради сохранения местечковой власти готов сдать остатки суверенитета страны южным соседям (которых на начало книги еще не успели зацепить дарки). При этом с ослиным упрямством не желает понимать очевидного факта: старый мир разрушен и возврата к счастливым былым временам уже не предвидится.
Следующим в списке будет епископ Джованнин Нармелион. Религиозная фанатичка, ненавидящая всех магов так, что даже кушать не может, видит в дарках, естественно, бич Божий, а потому в разгар апокалипсиса (!) заботится больше о том, как бы разобраться с погаными колдунами, вместо координации действий во спасение выживших.
Бектис. Бездарность при дворе канцлера Алвира. Его ручной чародей, бегающий за хозяином, как комнатная собачонка. Сила Бектиса весьма посредственна, зато гонора хватит на десяток архимагов. Типичный приспособленец.
Завершает список Ваир на-Чандрос. Я бы не стал включать этого дегенерата сюда, если бы не пятая книга, в которой он – главный злодей. Итак, Ваир – генерал из южной империи под названием Алкетч. Садист, насильник, беспринципный мерзавец, жадный до власти тиран, и просто милый сын своей державы.
Никакой симпатии он не вызывает и вызвать не может. Единственное, что хочется каждый раз, когда эта тварь появляется в сюжете, так это пожелать ему скорой и, по возможности, мучительной смерти.
Когда дарки погружают Алкетч в хаос, идет на все, что только можно, лишь бы заполучить в свое распоряжение императорский трон, решаясь, в конце концов, на откровенную авантюру.

Магия в мире
Магия – неотъемлемая часть мира Дарвета.
Она достаточно могуча, ей обладают не только люди, но и иные существа. К примеру, те же дарки обладают собственными врожденными силами. Как я говорил раньше, они умеют уменьшаться и увеличиваться в размерах, летать, способны загасить источник света. Причем чем больше дарков сконцентрировано в одном месте, тем сильнее их магия.
Человеческие же чары опираются на глубочайшее понимание законов мироздания. Тот же Ингольд по объяснениям Джилл и Руди с легкостью разобрался в принципе действия двигателя внутреннего сгорания, воспринял те из разделов химии и физики, что молодые люди смогли вспомнить, ну и так далее.
Понимая себя и мир вокруг себя, маг постигает истинные имена предметов и живых существ, и постепенно обретает над ними власть. Сильный чародей способен отвести бурю, или, наоборот, приманить ее, он может обрушить на врагов огонь и сделать много интересного, однако для применения большинства заклинаний требуется сосредоточение и время, поэтому тот же Ингольд лихо рубится на мечах.
Помимо заклинаний в арсенале мира Дарвета имеются разные руны, ритуалы, артефакты и прочее, прочее, прочее.
К сожалению, многие магические элементы автор проработала достаточно посредственно, но, в целом, получилось неплохо. Отторжения не вызывает.

За и против
Итак, что же мне больше всего понравилось в этом цикле? Безусловно, общая атмосфера: королевство умирает, шансов на победу нет, даже отсидеться, и то, не факт, что удастся. Но герои продолжают бороться, несмотря на очевидную невозможность оказаться победителями в этой борьбе, несмотря на то, что внутренние враги будут даже опаснее, нежели внешние. Несмотря на то, что двум из них (Руди с Джил), по-хорошему, вообще нечего тут делать. Это не их мир и не их война!
Госпоже Хэмбли, как мне показалось, прекрасно удалось проработать персонажей. Даже Джил, не смотря на свою очевидную мэрисьюшность, смотрится достаточно органично, хотя, надо заметить, больше всего любви и заботы со стороны автора, получил Ингольд. Да, сразу видно, кто у нас тут зачитывался в детстве Толкином!
Ну, как будто это что-то плохое.
Не понравились же мне четвертая и пятая книги, написанные, очевидно, тупо чтобы срубить денег на популярном имени. Книги заметно слабее первых трех, они не несут особой смысловой нагрузки, хоть и продолжают историю оригинальной трилогии. Без них, на мой взгляд, легко можно было бы обойтись.
Вторым недостатком, который бросился мне в глаза, является наличие немалого количество роялей. Особенно этим грешат все те же последние тома, но и в первых трех наличествуют ВНЕЗАПНЫЕ моменты, вызывающие легкое недоумение вида: «это нафига вот надо было»?
Не стану особо конкретизировать, дабы не спойлерить еще больше, но, к примеру, в середине третьего тома появляется совершенно ВНЕЗАПНЫЙ персонаж, который, как мне кажется, там совершенно не к месту. Автор добавила его лишь для нагнетания бессмысленной и беспощадной ДРАМЫ. А в самом начале четвертого тома Джил и Ингольд находят Очень Важный Сюжетный Артефакт (об этом писал выше), который до того добрую тысячу лет валялся в церковных тайниках и, естественно, ну очень сильно помог героям книги.

Интересные аллюзии
После прочтения четвертого тома книги, у меня в мозгах появились некоторые занятные параллели.
Во-первых, в книгах присутствует древнее зло, поднявшееся из земных глубин. Во-вторых, в книгах церковь ненавидит магов люто и самозабвенно. Более того, имеется бешеная баба-епископ, одетая в красное, готовая прикончить Иногльда, невзирая на то, что он, на секундочку, как бы нужен выжившим для спасения.
В-третьих, наличествует мох, вызывающий не просто мутации, но еще и полное подчинение трем древним чародеям, жаждущим пробудить свою Мать Тишины. Подчинение, вызывающее в головах жертв то ли песнь, то ли голоса, то ли все вместе взятое.
В-четвертых, Белые всадники очень сильно смахивают на авваров.
Вот я и думаю время от времени, не читали ли сценаристы Dragon Age эти книги? То, что они, к примеру, вдохновлялись Мартином, для меня очевидно, а вот насчет произведений госпожи Хэмбли – все не так однозначно. Но серьезно, не могли ли они, создавая порождений тьмы и скверну, на сознательном, или бессознательном уровне опираться на фундамент в виде цикла «Хроники Дарвета»?

Заключение
К сожалению, я вообще не нашел в сети фан-артов, посвященных циклу «Хроники Дарвета». Нет, вообще никаких. Похоже, даже великий интернет-закон под номером 34 все-таки имеет исключения.
Не берусь на основании этого утверждать, что Барбара Хэмбли вообще и ее пятикнижие в частности - малоизвестны. Скорее, она не слишком популярна на территории СНГ. И вот только не надо говорить, мол, книга старая. Забейте в Яндексе, к примеру, «Гед» или «Дзирт», и наслаждайтесь.
В любом случае, я бы не стал называть «Хроники Дарвета» провалом. Это годное крепкое фентези средней руки, а может даже – чуть выше среднего. Основная трилогия выполнена в интересном стыке жанров, а четвертую и пятую книги вполне можно почитать от нечего делать. Но при этом, я бы не стал относить цикл к шедеврам, тем более, последние два тома далеки от идеала.
Так что, могу порекомендовать данное произведение любителям жанра. Полагаю, они найдут его как минимум заслуживающим внимания.

Трилогия «Князь Пустоты» или эпичность и половая гребля


Трилогия Р.С. Бэккера встретила меня неприветливо: тяжелый слог, множество странных событий и названий и, наконец, полное непонимание того, что же творится в мире, выдуманном автором. Собственно говоря, в некоторых моментах я разобрался полностью лишь ближе к концу третьей книги.
И, тем не менее, с первых же страниц это произведение умудрилось завладеть моим вниманием - чувствовалось в нем нечто этакое, особенное.
Очередность книг такова: сперва идет The Darkness That Comes Before, переведенный надмозгами как «Слуги темного властелина», затем - The Warrior Prophet, он же «Воин кровавых времен» по версии переводчиков. Замыкает цикл книга The Thousandfold Thought – «Падение Святого города».
Не могу не порадоваться за отечественных мастеров литературного перевода, которые, судя по всему, не сильно отстает по уровню профессионализма от коллег из кинобизнеса.
Впрочем, речь сейчас не о них, ведь, как известно, хорошую книгу переводом испортить непросто, даже если очень постараться (Думбльдур напрягся!).
А потому постараемся разобраться, можно ли считать трилогию «Князь Пустоты» хорошей, или все-таки нет.
[Spoiler (click to open)]
Капелька сюжета
Повествование Бэккера слишком эпично и глобально для того, чтобы сюжет книг можно было пересказать хотя бы приблизительно. Я постараюсь лишь широкими мазками обозначить основные моменты, хотя вряд ли получится избежать спойлеров.
Итак, старый мир погиб во время Армагеддона, со времен которого прошло больше двух тысяч лет. В той кошмарной войне сгорел весь древний север – Куниюрия, пала великая Киранейская империя, объединявшая земли юга, но победа была достигнута.
Северные земли практически обезлюдели – на них кое-как сохранились лишь жалкие искорки былого величия, неторопливо и методично гасимые как бы проигравшими во время Армагеддона шранками и их хозяевами – Консультом.
На юге же, на руинах Киранейской империи расцвела культура Трех Морей. За две тысячи лет обитатели этих земель прошли немалый путь, и на момент начала книги остановились где-то на этапе Высокого Средневековья. Правда, замечу, скорее, будет правильно говорить о Средневековье инидйском, нежели европейском.
В Трех Морях вполне себе процветает рабство, общество жестко поделено на касты, и смена социального статуса почти невозможна. Тот же Ксинем, к примеру, получивший титул маршала Атремпта, все равно остался рабом, полностью зависимым в личном отношении от своего хозяина – принца Нерсея Пройаса.
Народы Трех Морей можно условно разделить на две группы по религиозному принципу. Большая часть персонажей происходят из айнрити, поклоняющихся Бивню – священному и непогрешимому писанию. В основе айнритизма лежат откровения Последнего Пророка Айнри Сейена, являющие собой лютую смесь политеизма с монотеизмом.
В результате айнрити почитают десятки самых разнообразных богов, которые на самом деле являются разными ипостасями одного единственного Бога, явившего истину Последнему Пророку.
Их антогонисты – фаним, последователи пророка Фана, отвергавшего нечестивый Бивень и сонмы демонов, которых глупые айнрити именуют богами.
Основной конфликт книги связан со Священной войной, назначенной новым «папой» айнрити – шрайей Майтанетом - против богомерзких язычников.
В результате собралась целая коалиция из самых разных королевств айнрити, которые во славу Бивня решили бросить вызов Кианской империи – огромному государству, в котором, собственно говоря, фанимство и является официальной религией.
Тут заметны прямые аналогии с Первым Крестовым Походом, и, поверьте, дальше этих самых аналогий будет только больше.
Особняком в стройном делении айнрити-фаним стоит народ скюльвендов – суровых кочевников, обитающих в степях, которые отделяют Три Моря от обезлюдевшего и заполоненного шранками севера. Скюльвенды лишились своего бога во время Первого Армагеддона, что, впрочем, не мешает им быть занозой в заднице у всех южных соседей. Варвары, представляющие собой нечто, напоминающее то ли монголов, то ли мадьяров, отправляются в постоянные набеги на изнеженных южных хлюпиков и опустошают целые регионы ради рабов и добычи.
И вот, повеление святого шрайи привело народы в движение, ознаменовав тем самым начало войны, которая должна будет изменить облик Трех Морей вне зависимости от того, кто одержит верх.
И война эта, подобно огромному водовороту, вобрала в себя сотни тысяч людей, населявших мир «Князя Пустоты».
А на фоне разворачивающихся грандиозных событий вновь дают о себе знать древние враги рода людского: омерзительные инхорои и их добровольные помощники Консульт. Второй Армагеддон становится куда более реальным, чем это может показаться на первый взгляд.
Каждый из персонажей книги так или иначе оказывается связан со Священным Воинством – огромнейшей армией, предназначенной для возвращения Шайме, родного города Последнего Пророка.
Каждый пройдет отмеренный ему путь, в конце которого будет ждать заслуженная награда, либо столь же заслуженное наказание.
Точно можно сказать одно: ни один из героев не останется прежним, даже те из них, кто  считал себя мерилом всего.
Персонажи
Персонажей в книге не просто много, а очень много. Автор взял на вооружение метод, эффективно использованный Мартином, а потому в разных главах речь ведется от лица совершенно разных людей (а иногда даже нелюдей).
Тут нашлось место всем: императору, чародею, пророку, принцу, варвару, шлюхе, рабыне. Все социальные слои Трех Морей подарили нам героев, от лица которых ведется повествование.
Некоторые из них пройдут путь от первой и до последней страницы трилогии, некоторые – умрут, прожив достаточно долго, некоторые же предстанут как эпизодические персонажи, о чьей горькой судьбе мы забудем, перелистнув страницу. Так или иначе, но автор постарался представить внутренний мир каждого из них, наделить уникальными мыслями и собственной мотивацией, вытекающей из мировоззрения, социального положения, воспитания, вероисповедания и этнической принадлежности.
Короче говоря, вождь склюльвендов не будет вести себя точно также, как изнеженный нансурский император. Но об этом чуть позже.
Я не буду перечислять всех персонажей, остановлюсь лишь на тех из них, кого можно считать более-менее главными действующими лицами повествования.
1.    Анасуримбор Келлхус.
А вот перед нами и местный Марти-Сью. Этот парень родился на севере, в потайном городе, ставшем пристанищем для секты дуниан. Кто такие дуниане? Это люди, отвергающие тварное начало в человеке, и ставящие во главу угла чистый незамутненный интеллект. Они учатся управлять желаниями, равно как и окружающими обстоятельствами.
Каждый дунианин – результат тысяч лет безжалостных евгенических экспериментов, в результате которых эти странные ребята получили ряд интересных преимуществ.
Во-первых, они – боги НЛП. Дуниане читают язык тела, точно открытую книгу. Посмотри дунианину в глаза, и он за пару минут заберется в твою голову, через десять минут поймет, как на тебя воздействовать, и через полчаса ты уже будешь делать то, что выгодно ему, полагая, при этом, что следуешь собственным интересам.
Во-вторых, каждый дунианин идеально владеет своим телом, каждой его мышцей, каждой железой, буквально каждым волоском. Интонации голоса, выражение лица, позы – все это подвластно адептам Логоса.
В-третьих, плавно вытекает из первых двух пунктов. Каждый дунианин – исключительный воин. В одной из сцен книги Келлхус в одиночку защищал холм от нескольких сотен всадников на верблюдах, и перебил их всех, не получив при этом ни единой царапины.
Нет, конечно же, мы все понимаем, что ничего из вышеперечисленного в реальной жизни достичь нельзя от слова «совсем», но у нас ведь тут фентезя, верно?
В-четвертых, из-за бесчеловечной подготовки, заточенной на отрицание тварного (все, кто не в состоянии постичь Логос, считаются дефектными и в дальнейшем используются в лучшем случае как подопытные крысы, например, для так называемой нейроакупунктуры), все дуниане теряют способность сопереживать. Да что там, они становятся похожими на машины, лишенные всего человеческого.
2.    Друз Ахкеймион.
Мой любимый персонаж в книге. Стареющий маг, всю свою жизнь посвятивший служению ордену Завета и безрезультатным поискам Консульта. Жизнь нещадно била его, оставив лишь массу сожалений о неверном выборе, разочарование, да боль.
Он весьма близок к измене своему ордену, и, быть может, так и поступил бы, если бы не сны Сесвадхи – это проклятье каждого гностического чародея, расплата за колоссальное могущество, недоступное адептам иных магических школ Трех Морей.
Друз – самый живой и проникновенный персонаж повествования, временами напоминающий побитого блохастого пса, хочется обнять и пожалеть. И это при то, что он, вообще-то, легким щелчком пальца может распылить человека на атомы. Он в состоянии разверзнуть землю под ногами целой армии и заставить море выйти из берегов. Но…
Могущество не заменит потерянных учеников, оба из которых живы, но оба презирают наставника. Оно не заменит женщину, которую любил, но бросил. Оно не сделает ненавидимого и презираемого парию, поправшего законы Последнего Пророка, уважаемым. Ведь магов боятся и ненавидят, но не любят.
3.    Найюр урс Скиоата.
Этот тип - антагонист Келлхуса, единственный человек, разгадавший загадку дунианина, и то лишь потому, что в свое время был взят в оборот его отцом.
Суровый и жестокий воин, не знающий жалости к слабым. Его презирают, ненавидят и боятся до тошноты, потому как в бою он являет собой нечто кошмарное.
Постепенно образ грубого варвара раскрывается, и становятся понятны истинные мотивы, движущие Найюром, и заставляющие его последовать за сыном человека, который изменил его жизнь. В некоторых моментах Найюра даже хочется пожалеть, столь велики его страдания, в первую очередь – моральные.
4.    Эсминет
Шлюха и единственная любовь Друза Ахкеймиона.
Женщина крайне неординарная: волевая, умная, талантливая, и, конечно же, очень красивая, несмотря даже на то, что годы ее молодости, в общем-то, уже прошли.
Увы, но социальный статус и половая принадлежность не оставляют Эсминет ни малейшего выбора, ну а татуировка на ладони, указывающая на профессию, ставят крест на каких бы то ни было мечтах, надеждах и желаниях.
Она – всего лишь товар, который будут пользовать мужчины, не спрашивая, есть ли у Эсминет чувства, желания и мысли. Она – ничто.
Для всех, но не для старого чародея.
Их любовь, трогательная и какая-то наивно-детская, красива и трагична. Две пещинки в мире, в котором с каждым часом все сильнее и сильнее начинает дуть ветер надвигающегося Второго Армагеддона.
5.    Икурей Конфас.
Племянник Икурея Ксерия и наследник изрядно увядшей, но все еще достаточно сильной  Нансурской Империи.
Настоящий военный гений, первый нансурский полководец за очень долгое время, сумевший наголову разбить скюльвендов в генеральном сражении, да еще и на их территории.
Умен, циничен, властолюбив. Как и дядя, считает себя живым божеством, достойным самого лучшего, и, как и дядя, желает возрождения могущества Нансурской империи. Цена этого возрождения его, как нетрудно догадаться, мало волнует.
Вместе с императором плетет интриги, надеясь использовать Священное Воинство в своих сугубо корыстных интересах, и нельзя сказать, что у него не хватит таланта для этого.
6.    Нерсей Пройас
Пылкий и глубоко порядочный молодой человек, волей судеб родившийся наследником целого королевства. Он обладает моральными принципами, справедлив, в общем, достаточно отзывчив и человеколюбив.
Единственный серьезный недостаток принца – религиозный фанатизм. Нерсея так сильно долбануло Бивнем, что еще немного, и он бы начал носить вериги. Именно по причине своей религиозной упоротости Нерсей постоянно обижает Друза Ахкеймиона, учившего его в детстве, ведь Друз – с точки зрения жрецов проклят и обречен на вечные муки, как богомерзкий колдун.
И, тем не менее, юноша находит в себе силы понять, что неправ. Он вообще непривычно много рефлексирует для религиозного фанатика. Видимо, сказывается база, вложенная в него в детстве Друзом Ахкеймионом.
Магия в мире
Отдельно доставили чародейские школы Трех Морей. Местные колдуны, кроме шуток, хреначат друг в друга философскими абстракциями, выворачивая под свои нужды законы мира.
Собственно говоря, название магии школы Завета, к которой принадлежит Друз Ахкеймион – Гнозис – говорит само за себя. Остальные маги айнрити вынуждены довольствоваться агогическим чародейством, которое заметно слабее гностической магии.
Гнозис – это тайное знание, владеть которым могут лишь маги Завета, и даже самые страшные пытки не в состоянии вырвать секреты ни из одного адепта Завета. Причиной тому является их благословение и проклятье: каждый адепт Гнозиса в ночных кошмарах раз за разом переживает ужасы, которые испытывал Сесвадха – основатель ордена и один из главных действующих лиц Первого Армагеддона. Когда же адепта Гнозиса берут в плен и начинают пытать, тень Сесвадхи перехватывает контроль и даже если гностический маг хочет предать своих, чтобы прекратить мучения, у него ничего не получается.
Чародеи фаним - кишаурим, Водоносы Индары, люди, которые вырывают собственные глаза и смотрят на мир при помощи своих спутниц-змей, владеют магией чувств Псухе, чья сила зависит от того, сколь пламенно пылают их сердца.
Отдельной строкой идет магия инхороев, а также их последователей из числа людей – Консульта. Эта магия основана на биотехнологиях, собственно говоря, именно благодаря ней Консульт перестали быть людскими чародеями и превратились в нечто большее. Или меньшее – это как посмотреть.
Не совсем понятно, точно ли следует говорить о возможностях Консульта, как о магии, так как инхорои – это пришельцы, чей космический корабль разбился на планете. Впрочем, это, наверное, не самый важный вопрос.

За и против
Начнем с того, что же мне понравилось в трилогии. Безусловно, главное ее достоинство – это монументальность и детальная проработка едва ли не каждой мелочи. Если не путаю, автор потратил на написание первой книги то ли десять лет, то ли даже больше, и это сразу же бросается в глаза.
Там, где у Аберкромби и Лоуренса – лишь жалкие карандашные наброски, у Бэккера – громадный триптих.
История мира, культура и обычая народов, языковые особенности, семантика имен, это, и многое, многое другое, было придумано автором, состыковано, подогнано, после чего – допилено лобзиком, складываясь в красивейший узор сложного и живого мира.
Понравились отличные и многогранные персонажи, каждому из которых автор сумел уделить толику внимания и любви.
Конечно же, понравились многочисленные хорошо описанные интриги, которыми так изобилует книга, особенно – первый ее том.
Увы, несмотря на многочисленные положительные стороны, «Князь Пустоты» не лишен и проблем.
Серьезным с моей точки зрения недостатком является - Анасуримбор Келлхус. Я все понимаю, но этот парень – чистый, дистиллированный Марти Сью, прямо-таки взятый из палаты мер и весов. Все-то он может, все-то умеет. И язык новый выучить за пару дней, и сто человек порешить, не получив ни царапины, и освоить любой сложности философский труд за пару часиков, и проповеди устраивать, покруче, чем Христос Нагорную, и в будущее заглядывать и тэ дэ и тэ пэ.
Безусловно, Анасуримбор хорошо прописан как персонаж, но, Великий Макаронный Монстр, как же он бесит!!! Так и хочется, чтобы нашелся кто-нибудь, способный пере…ть его по хребтине лопатой. Я все понимаю, фентезя, и все такое, но блин, неужели нельзя было обойтись без этого Марти? Ну или сделать его попроще, что ли. Или в этом персонаже автор воплощал все свои потаенные желания? Все может быть.
Вторым недостатком произведения, лично на мой взгляд, является общая для почти всех авторов фентези проблема: размеры армий. Действительно, подумаешь, средневековые государства со средневековым же уровнем логистики собрали войско тысяч в двести рыл, чего такого? Все так делают.
Из размеров армий плавно вытекают и сражения уровня эпохи Наполеона, совершенно невозможные со средневековым уровнем подготовки и управления. Хотя надо отдать автору должное, он прибегал к ряду ухищрений, дабы доблестные айнрити не выскакивали на поле боя всей двухсоттысячной толпой.
При этом, автор, лично на мой взгляд, достаточно слабо себе представляет, что такое – средневековое сражение, и каково это – орудовать остро заточенными металлическими предметами, потому как некоторые описания вызывают даже не двойной, а учетверенный фейспалм. Особенно доставило одна из последних битв, когда истощенные многонедельной осадой айнрити сошлись с двукратно превосходящими их по численности фаним.
Ну-да, ну-да, так оно и происходит, мега пророк сказал: «посоны, ватаке!!!», и у всех сразу же такой духовный подъем начался, такой духовный подъем…
Как там было: «…ты же коммунист, Иванов! И вновь застрочил пулемет».
Но и с этим можно было бы смириться, если бы не главный минус трилогии. Имя ему – сублимация. В этой трилогии трахаются все, всегда и везде. Половые акты тут прописаны в таком количестве и с такой подробностью, что иногда за товарища Бэккера мне становилось откровенно страшно. Сходил бы он, что ли, к психологу. Или к сексопатологу.
Скажу сразу, я не имею ничего против описания половых отношений, если они обусловлены с точки зрения сюжета. Да-да, иногда это бывает необходимо.
Но здесь же творится просто какая-то жесть:
Скюльвенд регулярно насилует красавицу Серве – свою добычу.
Маг Завета, чтобы забыть о своей любимой, пользуется услугами грязных обозных шлюх, причем процесс съема и, так сказать, выполнения сделки достаточно подробно расписывается.
Император желает отыметь свою престарелую мать, которая ублажала его в подростковом возрасте.
Синтез Консульта – древнее существо, живущее не одну тысячу лет, - надрачивает своему слуге - шпиону-оборотню.
Сами шпионы-оборотни, равно как и шранки, вообще нечто, повернутое на сексе, причем их специфические вкусы включают в себя содомию, жесточайший БДСМ, некрофилию, и прочие милые шалости.
Шлюха непрерывно занимается своими профессиональными обязанностями, что тоже весьма подробно и со вкусом описывается автором.
Естественно, что, когда город берется штурмом, либо победители врываются в лагерь разбитой вражеской армии, все женщины тотчас же пускаются по кругу.
Естественно, что безобразные инхорои – это раса любовников, для описания чего у автора обязательно найдется пара абзацев.
Это все естественно… Но от того не менее безобразно.
Может быть, автор пытался таким образом сделать книгу более приземленной, попадающей в каноны темного фентези, может быть, в каждом со смаком описанном половом акте есть глубинный смысл, понять который в состоянии не каждый, все может быть.
Лично же я увидел в этом просто адовую сублимацию и такое дикое количество скрытых проблем, что хоть волком вой. Кроме шуток, из трилогии можно совершенно безболезненно удалить процентов восемьдесят постельных сцен, и текст ничего не потеряет от этого, наоборот, станет только лучше.
Заключение
Что можно сказать в итоге. Трилогия Бэккера – великолепное произведение, которое могло бы быть даже лучше, укроти автор тараканов внутри своей черепной коробки.
Он откровенно переборщил с чернухой и тем самым тварным, от которого отказались так хорошо расписанные им дуниане.
Однако я абсолютно уверен, что несмотря на все недостатки трилогии, каждый фанат фентези просто обязан ознакомиться с «Князем Пустоты».

Трилогия «Разрушенная Империя» или о злобненьком Марти замолвите слово

Когда я брал в руки «Принца Терний» - первую часть трилогии, то, говоря по правде, повелся на рекламные слоганы. Все эти «The new voice fantasy has been crying out for» и «Excellent – on a par with George R.R. Martin» повлияли на мой выбор.
К тому же я надеялся, как и в случае с Аберкромби, получить качественное произведение от мастера пера. Профессия автора – Марк Лоуренс связан с какими-то серьезными правительственными разработками в сфере искусственного интеллекта – а также престижная премия Геммела, полученная за книгу, тоже настраивали на нужный лад.
О том, оправдались ли мои ожидания и пойдет речь ниже.
[Spoiler (click to open)]
Капелька сюжета
В трилогии рассказывается история юного Йорга Анкрата, история его жизни, его мести и его деяний. Деяний страшных, кровавых, но, нельзя не отметить, великих.
Сперва он – вожак шайки разбойников, стремящийся получить от отца то, что по праву принадлежит ему. Затем – правитель небольшого государства, противостоящий человеку, которому самой судьбой суждено стать новым императором и объединить разрозненные королевства, которые вот уже несколько сотен лет грызутся друг с другом.
В третьем томе наш герой сражается с ужасным королем нежити, чьи легионы, сметая все на своем пути, движутся в священный город, туда, куда направляется и сам Йорг, желающий наконец-то примерить корону императора.
Каждая книга – повествование о борьбе с предопределением, ведь главный герой, используя термин из самой книги - это аберрация, или, если вспомнить великолепную метафору из манги Berserk - форель, выпрыгнувшая из воды и оставившая круги на поверхности.
Он не должен побеждать. Не может побеждать.
Но побеждает. Вопреки людям живым и мертвым, вопреки мудрым тысячелетним духам, которые уже распланировали все, что только можно, вопреки самому себе. Каждая победа оплачивается кровью, и цена покорения новых вершин лишь растет. Этим Йорг сильно напоминает небезызвестного Гриффита из уже упомянутого выше Берсерка.
Сперва кажется, что перед нами – обычное темное фентези, действие которого происходит в параллельном мире, однако мало-помалу в повествование вкрапляются элементы, которых там быть не должно.
После первой оговорочки возникает непонимание, после второй, вопросы. Окончательно же все становится на свои места, когда Йорг, стремящийся заставить отца подтвердить свои права на наследство, пробирается через гору Хонас под неприступную крепость:
[Spoiler (click to open)]И прежде чем Толстяк Барлоу вновь успел открыть рот, рискуя получить прозвище Мертвый Толстяк, я развернулся и поспешил обратно к таинственному шкафчику. При желании туда можно было бы законопатить полусогнутый труп. В шкафчике не было ничего, кроме пыли. Я вытащил меч и только потянулся, чтобы обследовать заднюю стенку, как послышался странный звук, будто колокольчик зазвонил.
— Внешние датчики неисправны. Биометрические отключены. — Голос, раздавшийся из ниоткуда, был размеренным, а слова, похоже, не лишены смысла.
Я оглянулся по сторонам, затем снова уставился в проем. Братья встрепенулись и начали подниматься.
— Что за язык? — спросил Макин. Все остальные озирались в поисках призраков, но Макин всегда задавал правильные вопросы.
— Будь я проклят, если знаю. — Я владел несколькими языками, шестью достаточно свободно, чтобы поддержать разговор, и еще столькими же, чтобы понять, о чем идет речь.
— Пароль? — произнес голос.
Теперь я понял.
— Выходит, ты можешь говорить на языке Империи, дух. — Я продолжал высоко держать меч, надеясь увидеть того, кто говорит. — Покажись.
— Укажите ваше имя и пароль.
Под слоем пыли на задней стенке я увидел мигающие огоньки, похожие на ярких зеленых червячков.
— Ты можешь открыть дверь? — спросил я.
— Секретная информация. У вас есть допуск?
— Да. — С моей точки зрения, четырех футов острой стали вполне достаточно, чтобы получить любой допуск.
— Укажите ваше имя и пароль.
— Сколько времени ты находишься в этой ловушке, дух? — спросил я.
Вокруг меня собрались братья. Все они смотрели внутрь проема. Макин перекрестился, Красный Кент сжал свои амулеты, Лжец достал из-под кольчуги собственноручно изготовленный оберег.
Довольно много времени зеленые черви копошились на задней стенке, излучая свет из-под пыли.
— Тысячу сто одиннадцать лет.
— Что тебе нужно, чтобы открыть дверь? Деньги? Кровь?
— Ваше имя и пароль.
— Меня зовут Онорос Йорг Анкрат, моим паролем является право, дарованное Богом. Теперь открывай чертову дверь.
— Ответ неверный. — Невозмутимость духа начала нервировать. Стань он видимым, немедленно проткнул бы его насквозь.
— Да что ты вообще можешь знать через одиннадцать столетий, кроме того, что находится за панелью. — Я пнул ее ногой, надеясь таким образом придать словам большую значимость: она отвалилась, заскользив по полу через всю комнату.
— Нет доступа в покои номер двенадцать.
В поисках вдохновения я глянул на братьев. Более тупых физиономий в жизни не видел.
— Одиннадцать сотен лет — слишком долго, — заметил я. — Разве тебе не одиноко было сидеть в темноте все эти долгие годы?
— Был один.
— Ты был один. И снова останешься один. Мы можем так замуровать вход, что больше тебя никто и никогда не найдет.
— Нет. — Голос оставался бесстрастным, но что-то безумное происходило с огоньками.
— Хочешь, мы тебя освободим. — Я опустил меч.
— Свободы не существует.
— Тогда чего тебе надо?
Ответа не последовало. Протиснулся внутрь проема, чтобы дотронуться до дальней стенки. Под слоем пыли поверхность оказалась стеклянной и прохладной.
— Ты был один, — произнес я, — пойманный в темноте, длившейся тысячу лет, с тобой оставались лишь воспоминания о друзьях.
Чему он был свидетелем, этот древний дух, пойманный в ловушку Зодчих? Он пережил День тысячи солнц, наблюдал за концом самой великой Империи, слышал стенания миллионов.
— Создатель заложил в меня возможные варианты и точный ответ на случай непредвиденных обстоятельств, — сказал дух. — Из-за продолжительной изоляции возникли нестыковки. Важно ограничение памяти.
— Воспоминания — опасная вещь. Ты снова и снова прокручиваешь их, пока не разъяснишь себе каждый штрих, не рассмотришь под разными углами, но все равно найдется шип, о который поранишься. — Я заглянул в закоулки собственного сознания. Быть пойманным в ловушку — значит постоянно возвращаться к гибели родных. — С каждым днем воспоминания становятся только тяжелее, пусть ненамного, но они пригибают тебя к земле. Они наполняют воздух вокруг, чтобы ничто другое к тебе не проникало, и ты вынужден плести собственный саван, создавать кокон, все больше впадая в безумие. — Огоньки сновали под пальцами, то гасли, то загорались вновь в такт моему голосу. — Ты сидишь здесь, а те, кто остался в прошлом, встают рядом плечом к плечу. Ты слышишь их приближение и проклинаешь давших тебе жизнь.
Свет заструился под стеклом и моей ладонью, словно тек по венам, затем вспыхнули маленькие молнии. Я ощутил в ладони покалывание. На мгновение мне показалось, что я нашел родственную душу.
— Знаю, чего ты хочешь, — сказал я. — Ты хочешь забвения.
— Да.
— Открой дверь.
— Электромагнитные болты истощились шестьсот лет назад. Дверь не заперта.

Иными словами, действие происходит не в параллельной реальности, не в фентезийном мире, похожем на наш, а в далеком будущем. Будущем, пережившем День Тысячи Солнц – ядерную катастрофу, уничтожившую большую часть населения и отбросившую выживших в варварство.
Как выяснится позже, ядерная бойня была, пожалуй, даже не причиной, а, скорее, следствием, последней безумной попыткой остановить эксперимент, зашедший слишком далеко, и принесший в наш рациональный и разумный мир магию.
Таким образом, мир Йорга, мир, в котором целые регионы все еще недоступны для жизни из-за исключительно высокого радиационного фона, по злой иронии был обречен на повторение пройденного, правда с рядом оговорок.
Главной из этих оговорок, конечно же, являются призраки Зодчих, но о них и их целях я распространяться не стану, кто захочет – прочитает.
Персонажи
Поговорим о действующих лицах в книге. Их не слишком много, да и завидной продолжительностью жизни эти ребята и девчата не отличаются.
К тому же, об этом стоит сказать сразу, автор все свои силы бросил именно на образ Йорга, из-за чего все прочие вышли этакими статистами, вынужденными оттенять величие нашего бешеного Марти-Сью.
Но Йорг, кроме шуток, шикарен. Сложный, многогранный, он раскрывается подобно здоровенному кочану капусты, с которого медленно снимают один слой за другим.
Если в «Принце Терний» это злобный и долбанутый на всю башку подросток с жесточайшей психологической травмой, одержимый жаждой мести, то в «Императору Терний» пред нашим взором предстает тяжелый в общении, жестокий, но все-таки великий человек, чьи деяния войдут в историю.
Однако стоит нам ненадолго отвлечься от личности главного героя и перейти к его окружению, и ситуация заметно ухудшается.
Не остаются в памяти товарищи Йорга по банде, из которых до последней части доживает лишь несколько человек.
Худо-бедно в ней задерживается лишь Райк – редкостная мразота, которая все же по степени гнусности не в состоянии соперничать с ГГ-шкой. Здоровенный амбал без тени интеллекта во взгляде и без капли совести в душе. Если, конечно, эта самая душа у него вообще осталась.
Чем-то Райк напоминает Черного Доу из «Первого Закона» Аберкромби. Полагаю, эти двое сумели бы отлично поладить при личной встрече.
Еще в памяти остается Нубанец – чернокожий здоровяк, в целом, неплохой человек, приглядывавший за Йоргом потому что тот в свое время спас ему жизнь.
Терпимо получились Гог и Горгот – два мутанта, живших под горой Хонас, и прибившихся в отряд нашего Марти после его эпического поджигания ядерных боеприпасов (об этом – чуть позже).
И, конечно же, нельзя не упомянуть про двух женщин: некромантку Челлу и Катрин Ап Скоррон. Обе они стали важной частью жизни Йорга, и обе, в целом, удались. Как надменная чародейка, ошибочно мнящая себя одной из когорты кукловодов, истинных правителей мира, так и не менее надменная сестра мачехи Йорга, к которой тот испытывает нездоровое (или, напротив, очень даже здоровое) влечение, получились барышнями достаточно колоритными.
Последний персонаж, о котором можно вспомнить – это Фекслер. Призрак Зодчего, цифровая копия человека, жившего тысячу лет назад, или, говоря проще, искусственный интеллект, сформированный на основе сознания реально существовавшего человека по имени Фекслер. Человека, который был против безумного эксперимента по расширению реальности, и который обрушил на планету ядерный дождь, человека, ответственного за День Тысячи Солнц.
Фекслер, начиная со второго тома, играет роль классического deus ex mashina, или, говоря проще, рояля из кустов.
За и против
Что понравилось?
Больше всего – сам мир Разрушенной Империи, чем-то неуловимо напоминающий сдвинувшийся мир Роланда Дискейна. Такое же средневековье с остатками технологий на руинах былого величья, такие непростые моральные дилеммы, такое же медленное угасание.
А ведь Земля Йорга действительно агонизирует. Эксперимент, закрутивший колесо, как метко выразился Фекслер, привел к тому, что оно набрало слишком большие обороты, и попросту уничтожит все живое, если ничего не предпринять.
Очень понравился образ маленького мальчика, в душу которого впились тернии страха, ненависти и обиды на несправедливый мир, отнявший любимую мать и не менее любимого брата. С психологической точки зрения большая часть заскоков Йорга прописана детально и весьма достоверно. Точно также достоверно показана эволюция Йорга от мелкого засранца, которого хочется вздернуть на ближайшей осине в мудрого (пускай и предельно жестокого) правителя и любящего отца.
Также не могу обойти теплыми словами крайне интересное построение текста, когда повествование «здесь и сейчас» сменяется флешбеком «N лет назад», в котором даются ответы на некоторые вопросы, либо, наоборот, задаются.
Выполнены такие переходы интересно и весьма качественно, и благодаря ним до последних строк поддерживается интрига, а вопросы вроде: «ну как же этот гаденыш сумел получить-то такую штуковину?» не оставляют до того самого момента, как удается прочесть о том, как именно этот гаденыш получил эту штуковину.
Что не понравилось?
Больше всего - первая книга. Целиком.
Те достоинства, которые я отметил выше, по большей части относятся ко второй и третей частям, в которых автор уже набрал обороты. «Принц Терний» же хорош в основном тем, что быстро заканчивается.
ГГ в нем настолько мартисьюшен, что просто слов нет. Конечно, он и в последующих частях представляется изрядным Марти, но, все-таки, там это смотрится куда органичнее. Тут же перед нами стандартный и швец и жнец и десять баб подряд е…ц… Кхм, ну как-то так.
Апофеозом тупости первой книги является то, что Йорг с компашкой уничтожили Красный Замок вместе с горой Хонас – внимание - разведя костер под одним из «Солнц Зодчих», хранившихся в подвалах этого замка с незапамятных времен.
Другими словами, они, положив одну ядерную боеголовку на костерок, бабахнули ее! Это настолько тупо, что в третьей книге автору даже пришлось оправдываться устами Фекслера, сведя все к взрыву ракетного топлива, которого на древнем складе также хранилось до фига и больше.
К слову о призраках Древних. Замечу, что автор не слишком заморачивался с объяснением возможностей Зодчих.
Искусственный интеллект, стазис, механизмы, способные функционировать тысячелетиями, эксперименты, дающие возможность при помощи мысли воздействовать на материальный мир (читай – магия), все это кратко можно описать двумя словами: «технологии будущего». Причем будущего очень далекого и очень развитого (привет Золотому Веку легендарной Терры, ага).
Но при этом совершенно неясно, почему же в эпоху Золотого Века человечества не были колонизированы хотя бы другие планеты Солнечной Системы, а если были, то куда в таком случае девались потомки переселенцев со старушки Земли? Неужто никому не было интересно, как обстоят дела на родной планете, неужели никто не захотел вернуться и помочь выжившим?
Или, на подлете космические корабли ударились о Небесную Твердь?
Также непонятно, почему все-таки произошел столь сильный регресс, что люди разучились даже делать огнестрел. Или, у нас тут как в «Кулаке Северной Звезды»? Прошло десять лет после катастрофы, и все начали кунгфуйствовать патамушта круто?
Второстепенные персонажи за редкими исключениями - картонные, причем эта проблема благополучно доживает до конца цикла. Все силы и старания автор посвятил Йоргу, а остальным же досталось от щедрот его, кому сколько получилось.
Также некоторые «локации» автор все-таки мог бы расписать и получше, но это уже – вкусовщина, тут сильно придираться не стану.
Заключение
Так что же, действительно ли трилогия заслужила все те лестные отзывы, которые я поместил во введение? На мой взгляд – нет. Первый том откровенно слаб, ситуация начинает исправляться лишь во второй книге. Второстепенные персонажи – недоработаны. Автор – человек, вроде бы как с техническим образованием, - местами фейлит так, что хочется выть в голос.
Так что, перед нами провал?
И снова нет. Несмотря на неровность и шероховатости Разрушенная империя – отличный представитель своего жанра, заслуживающий, как минимум, пристального внимания любителей фентези.
Цикл при всех своих недостатках – заметно выше среднего, а Йорг – запоминающийся персонаж. Осталось только пожелать Марку Лоуренсу и дальше совершенствоваться, потому как, лично на мой взгляд, у него хватит таланта на то, чтобы дорасти до хвалебных отзывов, которые, будем считать, получены авансом.

Первый закон

Трилогия «Первый закон» состоит из книг «Кровь и Железо», «Прежде чем их повесят» и «Последний довод королей». В первой книге, посути, происходит завязка, автор знакомит нас с главными героями и обрисовывает грядущий конфликт. Во второй части, собственно говоря, и происходит этот самый конфликт, ну а третья являет собой кульминацию, все сюжетные нити стягиваются в один клубок, читатель получает ответы на все вопросы, заданные в повествовании.

Очень часто произведения Джо Аберкромби сравнивают с ПЛиО Джорджа Мартина, называя того – преемником мэтра. Так это или нет?Попробую разобраться.

  

[Spoiler (click to open)]

Капелька сюжета

Действие романа разворачивается в фентезийном мире, чей уровень развития отдаленно напоминает наш14-15й век, только без огнестрельного оружия.

Есть Союз - могучее государство, с впавшим в маразм королем и отчаянно интригующей за его спиной знатью – аналог Англии. Есть север, власть над которым захватил, подчинив себе кланы, ублюдочный, но очень талантливый полководец – Шотландия. Есть юг – теократическая рабовладельческая империя, император которой, по сути, марионетка в руках Пророка – что-то вроде Турции.

На фоне сперва надвигающейся, а затем и вполне себе разразившейся войны между этими государствами рассказывается классическая фентезийная история о походе партии приключенцев под руководством старого мудрого мага на край мира, где они должны найти древний могучий артефакт.

Все просто? Да, но лишь на первый взгляд. По мере развития сюжета, все радикально меняется, переворачиваясь с ног на голову. Начнем с того, что маг – тот еще урод. По сути, в проблемах, с которыми столкнулся мир, есть немалая доля его вины, да и цель у колдуна не особо благородна, что, впрочем, он и не скрывает.

Сопартицйы ему под стать: нарцисс с зашкаливающим ЧСВ, великий воин, выгоревший много лет назад и разуверившийся во всем в этой жизни, чокнутая психопатка, которой так сильно НАДО ОТОМСТИТЬ, что ради этого она готова уничтожить мир. Не отстают от них и герои второго плана.

Иногда складывается ощущение, что в мире Аберкромби порядочных людей не осталось. Или их всех уже убили.

В любом случае, сюжет заслуживает похвалы. Особенно реалистичные сражения. Забудьте про «он взмахнул своим огромным мечом и рассек 100500 ничтожных врагов на куски одновременно», ну или там «он взмахнул своим огромным членом и удовлетворил 100500 грудастых принцесс одновременно». Штампы эпического фентези к «Первому закону» применимы слабо, а концовка далеко не так легко вычисляема, как может показаться по первым двум томам произведения.

Стоит сказать также пару слов о магии в этом мире. Вот где проглядывается прямая связь с ПЛиО, так тут. Чары угасают. Сила, привнесенная в этот мир благодаря касанию Изнанки, ослабевает век от века, и, как уже говорилось выше, наш чародей несет свою долю вины за случившееся (причем неслабую такую долю вины).

В землях Союза уже и не верят в чары, а великого мага воспринимают, как шарлатана (по крайней мере до тех пор, пока он, взбесившись, не распылит одного неудачника на молекулы). На севере в магов еще верят, но там не до чар – кланы стремительно приводятся к подчинению Бетоду - Королю Севера, а за горами набирают силы шанка – отвратительные твари, чем-то напоминающие кроманьонцев, способные только разрушать и жечь.

На юге в магию тоже верят, и еще как. Ведь «султанатом» де-факто правит не император, а Пророк – еще один великий маг древности по имени Кхалюль. Старый враг и соперник нашего мудрого чародея, ненавидящий его еще со времен ученичества.

У Союза, кстати говоря, дела идут паршиво. Помимо внешней угрозы – две надвигающиеся войны – имеется еще и внутренняя – крестьяне недовольны, многие провинции на грани мятежа. Страной правит король-маразматик, за чьей спиной уже сцепились друг с другом могущественнейшие магнаты государства.

Ситуация, в принципе, знакомая любителям жанра, но не менее интересная от этого.

Персонажи

Скажем несколько слов о тех, от чьего лица ведется повествование.

1.    ЛогенДевятипалый по прозвищу Девять Смертей.

Северянин которому уже хорошо так за тридцать (скорее, под сорок). Все его могучее тело покрыто шрамами, но больше всего их на сердце. Всю жизнь он воевал, и с каждой новой победой становилось только хуже. Он разочаровался во всем и не верит ни во что. У него осталась только ненависть к шанка, убившим всего его родных, да тот, Другой, что сидит в тени и только ждет момента, чтобы вырваться и устроить кровавое побоище.

2.    Занд дан Глокта.

Бывший полковник армии Союза, а ныне – инквизитор и калека, прошедший через ад имперских пыточных подвалов. Ненавидит всех на свете, чередуя это приступами жалости к себе любимому. Как и положено всякому гэбисту (а инквизиция в книге – это именно ГБ Союза, а не охотники на еретиков) отлично работает с агентурой, а еще очень любит пытать людей, уродуя их и превращая в инвалидов. Таким образом он, видимо, компенсирует кошмар, сотворенный с ним.

3.    Капитан Джезаль дан Луфар.

Тупорылый мудила, которого с первых же секунд хочется придушить. Автора можно поздравить – он вывел первостатейного засранца, который постепенно превращается в более или менее нормального человека. Жаль, что для этого ему понадобилась суровая люлетерапия.

4.    Ферро Малджин.

Чокнута фурия, ненавидящая имперцев так сильно, что даже кушать не может. Готова убивать каждого из них, включая грудных детей и стариков. Кроме ненависти у нее не осталось ничего. Она – пустой сосуд, в котором нет жизни. Если Логар с Глоктой олицетворяют, скорее, усталость и жалость к себе, то Ферро – чистая и незамутненная Ярость. Она – стрела, спущенная с тетивы, живущая инстинктами.

5.    Ищейка.

Лучник и следопыт, служивший в зондеркоманде Логара. После того, как Девятипалый подумал, что его последних друзей прикончили шанка и рванулся на юг, где и встретился с магом, Ищейка и остальные «покойники» отправились воевать с Бетодом.

6.    Майор Коллем Вест.

Один из моих любимых персонажей. Низкородный по происхождению, получивший свою должность в награду за победу на турнире и последующие боевые подвиги. У этого парня меньше всего тараканов в голове, разве что проблемы с сильно пьющей сестрой. Зато он – отличный служака, разбирающийся в предмете и не растерявший принципов. В целом, его можно назвать положительным персонажем.

Помимо этой великолепной шестерки в книге присутствует множество других колоритных персонажей. Вот некоторые из них:

·         Байаз.

Тот самый колдун. На удивление раздражителен и высокомерен для «мудрого чародея». Автор не говорит этого прямо, но маг явно не любит, когда что-то идет не по его плану, а также тогда, когда ему не целуют, м-м-м, пятки. Да, пусть будет так.

·        Бетод.

Король севера. Моральный урод и великий полководец, сумевший – первым в истории – покорить все кланы и собрать из них нечто напоминающее армию. Нельзя не восхититься его военными талантами, но нельзя и не ужаснуться глубиной его падения.

·         Черный Доу.

На редкость колоритная мразота из бывшего отряда Логена. Трудно сказать, какое преступление этот милый человек не совершил. Родители пугают именем этого воина своих детей! Однако же, как это ни странно, даже он обладает некоторыми понятиями о чести.

За и против

Что понравилось? В первую очередь отход от множества канонов жанра. Как я уже говорил выше, тут враги не валятся под ноги героев, точно стебли пшеницы, а грудастые девицы не вешаются на каждого встречного - поперечного. Тут даже почти отсутствует крайне модный в последние годы тренд на убервоительниц, призванных, по-видимому, порадовать феминисток. Ферро не в счет – она просто долбанутая, и к тому же обладает неслабой примесью демонической крови.

В трилогии отсутствует примитивное деление на черное и белое, во главе угла стоит серый и его оттенки. Если честно, именно белого могло бы быть и немного больше – автор чересчур уж лютует, выставляя всех персонажей уродами в большей или меньшей степени, а его диплом психолога как бы нам намекает.

Очень большим плюсом стали персонажи. Живые, разнообразные, каждый со своим внутренним миром и мотивацией. Их действия продиктованы их собственными убеждениями и жизненным опытом, а не велением правой ноги пейсателя. Как интернет графоман не могу не приветствовать столь добросовестное отношение к повествованию.

Также мне, в целом, понравилось описание крупных сражений вообще и схваток отдельных воинов в частности, все весьма приближенно к реальности: люди устают долго махать железом, им больно и страшно, они могут впасть в панику и так далее, и тому подобное. Короче говоря, все, как в жизни.

Но, увы, книга на мой скромный взгляд далеко не идеальна. Во-первых – мир. Проработка оставляет желать лучшего. Я, например, не до конца понял, как это Союз умудрился бивать южан раньше, с его-то практически полным отрицанием магии? Или, Пророк, накопивший до фига и больше чародеев-каннибалов, скрывал их до подходящего момента? Если да, то отчего же этот момент пришелся именно на конец третьего тома? Короче говоря, вопросы, вопросы...

Автор переборщил с мрачностью. Я понял, что он – фанат всех оттенков черного, но в книге нет ни одного человека, которого можно было бы назвать по-настоящему хорошим, кроме, разве что, майора Веста (хотя и тут есть нюансы). У меня сложилось впечатление, что господин Аберкромби чересчур много повидал дерьма и разуверился во всем хоть сколько-нибудь светлом. И это минус. Мрак темного фентези должен разгонять свет человеческой доброты и бескорыстия. У каждого по-настоящему великого произведения в этом жанре можно найти капельку альтруизма и самопожертвования ради других!

Да, в таких книгах добро очеловечено, оно снизошло со своего пьедестала и ступило на твердую землю, обрело слабости и недостатки, но при этом не перестало быть добром!

У Аберкромби же персонажи, в лучшем случае, не злые (та и то, не все). Грань тонкая, почти неощутимая, но все-таки она есть. Лично на мой взгляд именно эта незаметная линия и отличает отличную книгу от просто хороший.

Заключение

Что я могу сказать в завершении своего маленького обзора. Мы имеем дело с качественным циклом. Его уровень однозначно выше среднего: тут и хороший язык, и отлично проработанные персонажи, и неплохое знание автором матчасти.

Но лично я следующую книгу Аберкромби возьму нескоро. Слишком безнадежно, слишком мрачно, слишком черно.

Размышлизмы о коммунизмах, ч.1

Если быть более точным, то речь пойдет о социализмах, но тогда не получилось бы хорошего заголовка. Говорить о коммунизме лично я не вижу ни малейшего смысла, так как в обозримом будущем он совершенно точно недостижим, чего нельзя сказать о переходной к нему фазе.

Сиречь, о социализме.

[Spoiler (click to open)]

Собственно говоря, поразмышлять на эту тему мне захотелось по той простой причине, что сейчас я помаленьку вгрызаюсь в «Маленькую красную книжицу» Мао Цзедуна. Честно говоря, выбор ее был слегка нелогичен – у меня еще куча произведений Ленина со Сталиным нечитаны, да что там, я Маркса с Энгельсом до фига и больше не осилил! Так что, по-хорошему, произведение Великого Кормчего, если так подумать, брать в руки было рановато. Но, тем не менее, я его в эти самые руки взял, и даже открыл, а открытое, о ужас, стал читать.

И вот как раз по результатам прочитанного в опилках, роящихся внутри моей черепной коробки, зародился один вопрос. Из той части «Маленькой красной книжицы», что я уже усвоил, в глаза особо бросилась идея, которая, кстати говоря, встречается и у Ленина и у Сталина. Идея эта – совершенно правильная, замечу, -  в двух словах гласит, что кадры решают все, и товарищи на местах должны непрерывно повышать свой уровень образования, а также – политической подготовленности. Они обязаны быть ответственными и порядочными, чтобы замечать проблемы и решать их, а не заниматься непойми чем, как буржуазные бюрократы.

И вот какой вопрос: а что, если товарищи не местах недостаточно ответственны и порядочны? А что, если они вообще ни разу не порядочны, что если они – обыкновенные мерзавцы, использующие левую риторику для того, чтобы забраться повыше? Как быть в таком случае?

Логично предположить, что им должны дать укорот другие ответственные товарищи, причем не только справа и слева (то есть – на одном уровне вертикали власти), но также и снизу (то есть, рядовые граждане), а также – сверху (то есть вышестоящее начальство). Ну а если все эти ответственные товарищи не способны распознать поганца, либо не могут сладить с ним по тем или иным причинам, на помощь приходят специально обученные люди с холодными головами, горячими сердцами и чистыми рыками.

Вроде как, звучит правильно, верно? Собственно говоря, так оно и написано у большинства корифеев марксизма. И все бы хорошо, но есть один нюанс: на заборах тоже много что написано, а там – дрова.

И я говорю отнюдь не о том, что социализм плох сам по себе, что это тупиковая ветвь и бла-бла-бла. Фанаты невидимой руки очень любят распространяться на эту тему, не обращая внимания на то, что капитализм, вообще-то, потихоньку заканчивается, и, если человечество не ухнет в пучину ядерного катаклизма, за сотню-другую лет он постепенно отомрет, как происходило с устаревающими формациями в прежние времена.

Я говорю о том, что у социализма есть одна серьезная проблема, на которую частенько не обращают внимания даже вполне умеренные социалисты, что уж говорить про плазменных революционеров и совкодрочеров. И проблема эта – авторитаризм.

Даже поздний СССР был авторитарным государством, про ранний же и говорить не приходится. И это не к тому, что кровавый совок, кровавый Сталин, репрессии ГУЛАГ!!!!!!1111111 Это я к тому, что ни одно государство, в котором победила коммунистическая партия, не была демократическим по факту. На бумаге – да, сколько угодно. В суровой реальности – нет. Степеней свободы могло быть больше, их могло быть меньше, но сама суть от этого не менялась.

Причина проста. Еще Ленин говорил о диктатуре пролетариата и объяснял, откуда она берется. Буржуазия ни за что не отдаст власть добровольно, стало быть, власть эту приходится забирать. Процесс забирания всегда кровав и жесток и обычно сопровождается разрушительной гражданской войной, после которой, чуть притушив тлеющие угли, приходится резко восстанавливать все, что было разрушено. Резко – потому как любое социалистическое государство всегда становится классовым врагом для государств капиталистических.

Стало быть, приходится спешно вооружаться, напрягая все силы, преодолевая как внешнее, так и внутреннее сопротивление. А внутреннее сопротивление обязательно будет, в этом можно не сомневаться: многочисленные враги вполне себе переживут войну, далеко не все из них эмигрируют, и они не будут испытывать никаких теплых чувств к своим идеологическим оппонентам. Помимо этого, власти в обязательном порядке приходится идти на непопулярные меры, что также добавляет новых и новых врагов.

А если добавить объективную необходимость в преобразованиях (а революции не происходят, когда все хорошо и менять ничего не нужно), и накинуть на это человеческий фактор…

Короче говоря, закручивание гаек в такое время кажется вполне себе очевидным и логичным, потому что, как бы жестоко не проводилась условная коллективизация, индустриализация, электрификация, дебандификация и любая другая …ция, альтернатива ей всегда во сто крат кошмарнее.

А потому, повторюсь, чисто логически я могу понять известную степень авторитарности. Тут, кроме шуток, работает классическое: «не мы такие, жизнь такая». Наш условный коммунист может и не желать никому зла, только кто ж его спрашивать будет-то?

Но вот враги (как внешние, так и внутренние) побеждены, страна вздохнула спокойно, начинает развиваться семимильными шагами… Старые лидеры – творцы революции - уходят, им на смену заступают молодые (относительно) партийцы…

И вот тут-то и начинает проявляться проблемы, присущие любой авторитарной системе. Когда талантливые фанатики, не жалевшие ни себя, ни других, покидают этот свет, им на смену приходят иные… личности. Точнее, личности не то, чтобы приходят, они, скорее, остаются и принимают бразды правления, формируя новый класс и довольно быстро осознавая свой классовый интерес.

А осознав его, они понимают, что, в общем-то, все, конечно, неплохо, но:

·         не фиг пускать на самый верх, кого не следует;

·     а все-таки неплохо было бы обзавестись парой яхт, а то дача, «Волга» и квартира… Маловато будет (с)!

Результат нам всем известен. В течение одного-двух поколений все социалистические режимы либо рассыпались, либо мутировали так, что назвать их социалистическими получается далеко не всегда.

Это произошло у нас, и закончилось Перестройкой. Это произошло в Китае, и закончилось реформами Ден Сяопина (да, этот вариант куда лучше нашего, и, тем не менее, в Китае на сегодня можно констатировать смычку партийной элиты с олигархией). Кстати говоря, во Вьетнаме тоже пошли по китайскому пути. Нечто подобное в ближайшие годы ждет Кубу и Северную Корею. Про страны Восточной Европы, опять же, отдельно распинаться не буду – они ничего не решали, за них все было решено в Кремле.

Другими словами, на практике ни одно из государств, построенных по заветам Маркса и Энгельса, не смогло найти выход из западни, в которую все они попали в момент своего становления.

Но хватит на сегодня. Основную ветвь рассуждений наметил, а посему продолжу свои размышлизмы в другой раз, а то мои опилки скоро начнут дымиться.

Так что, to be continued…