Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Добро пожаловать в логово сонного хомяка

Решил наконец-таки выбраться в сеть и сделать уютную днявочку. Планирую заполнять ее результатами своих графоманских экспериментов, статейками и, как это сейчас модно, оналидегой (последним постараюсь не злоупотреблять).
Несколько слов о себе. Зовут Виктором. И на этом пока остановимся - пакет с головы сниму, когда издадут мою первую книгу, то есть, никогда :).
Ну что, поехали?

Valkyria Chronicles или война – дело молодых.

Весной я совершенно случайно, наткнулся на тактическую стратегию под названием Valkyria Chronicles. Быстрое гугление показало, что с момента выхода первой части игры (сонсолехолопам она была доступна аж с 2008-го года) создатели выпустили целых три продолжения и – о ужас – полноценный аниме-сериал из двадцати шести серий.

Аниме я пока что не решился смотреть, памятуя о печальном опыте знакомства с мультсериалом, изготовленным японцами по мотивам MMORPG «Рагнареёк», а вот игру опробовал.

Перед тем как приступать к рецензии, сделаю несколько замечаний:

Во-первых, игра имеет анимешную рисовку, поэтому всем, кто терпеть не может китайские порномультики, полагаю, следует проходить мимо и не задерживаться.

Во-вторых, в рецензии будет до фига картинок. Я пытался выкинуть как можно больше скриншотов, но все равно – получилось многовато.

В-третьих, на сей раз не вышло избежать спойлеров. Так что, если у вас случаются острые приступы спойлерной болезни, также – проходите мимо.

Что ж, с предупреждениями покончено, можем переходить к главному. 

Collapse ) Collapse )


Бахнем! Обязательно бахнем. И не раз. Весь мир в труху. Но потом.

Немного приобщился ко вчерашнему выступлению Темнейшего и имею пару хомячьих мыслей на сей счет.

Главная из них, однако, никак не связана ни с ядерным апокалипсисом, ни с потемкинскими деревнями, ни с остальными «выдающимися» мыслями, заполонившими эти ваши интернеты вчера во второй половине дня.

Главная мысль такова: «Компактный атомный реактор для баллистической ракеты? Это чего, у нас теперь намечается прорыв в космической программе»?

Нет, серьезно? Если мы можем зафигачить такое в военных целях, то, наверное, и к мирным можно приспособить? Или нет? Нужно будет на досуге поискать информацию по предмету, вот только боюсь, что ничего путного в Сети откопать не получится, а друзей в ракетостроении и ядерной энергетике у меня, увы, нет.

Теперь перейдем непосредственно к содержательной части. Выскажу несколько соображений.

Если честно, с одной стороны все это выглядит слегка фейково, но с другой – тема-то слишком уж серьезная для того, чтобы открыто и публично врать. Полагаю, какие-то наработки, и достаточно серьезные, действительно имеются. Предположу также, что они, возможно, находятся на стадии прототипов и требуют доработок, но, тем не менее, есть в природе.

Повторю еще раз: ну не верю я в то, что первое лицо государства в прямом эфире будет врать на столь серьезные темы даже если на носу выборы.

Теперь насчет страха ядерного Холокоста. Если честно, у меня как не было в него веры, так и не появилось. Война – это продолжение дипломатии, позволяющее добиться тех или иных политических, а также – что всегда связано между собой – экономических задач. После ядерной войны никакой экономики не останется в природе, равно как и экономистов, что совершенно очевидно.

Некоторые паникеры уже кричат про то, что де в США невменяемые сидят, и они готовы учудить что угодно и что со дня на день мы все умрем. Не соглашусь. Невменяемые не побеждают в Холодной Войне, и четверть века не рулят миром после ее окончания. Да, сейчас Америка заметно ослабела, находится в состоянии все усиливающегося кризиса. Да, капиталистические системы привыкли бороться с подобными кризисами посредством войн, позволяющих заполучить новые рынки сбыта, утилизировать часть населения, а также – неплохо обогатить ряд концернов. Но все это относится к доядерной индустриальной эпохе. После того, как его величество Атом вошел в нашу жизнь, прямые столкновения между государствами, обладающими подобным оружием, ушли в прошлое.

И я не вижу ни единой предпосылки к изменению ситуации.

Лично я воспринимаю речь Темнейшего, это возвращение к риторике Холодной Войны, как принятие немалой частью нашей элиты новых, а точнее – старых, правил игры. Хорошо это или нет – вопрос отдельный и крайне дискуссионный. Думаю, что просто следует принять факт и не плодить сущности.

Что будет дальше? Увидим, причем весьма скоро.

Ингерсолл Ральф. Операция Оверлорд: вторжение с моря.

Сравнительно недавно ознакомился с изумительной книгой, вышедшей в свет аж в 1947-м году, и изданной в Советском Союзе под названием «Совершенно секретно».

Книга эта, носящая ярко выраженные автобиографические черты, написана американским журналистом Ральфом Ингерсоллом, волей судеб оказавшемся в штабе одной из дивизий, участвовавших в высадке в Нормандии и принявшей участие в последовавших за тем боевых действиях.

Первое, что меня поразило при ее прочтении, это весьма и весьма лояльное отношение к Советскому Союзу. Если честно, когда открывал первую страницу, ожидал стандартный для множества европейцев и американцев речекряк Щаранский-style, однако на сей раз все было не так.

К русским автор относится хорошо, зато непрерывно посылает лучи поноса доблестным союзникам из Великобритании. Некоторые его суждения настолько мощны, что имеет смысл привести их тут.

Вот его слова относительно крайне сильного желания англичан атаковать через Балканы:

Почему англичане так хлопотали о вторжении в Германию через Балканы, об этом я скажу позже. Здесь же достаточно сказать, что к концу 1943 года эта тяга англичан на Балканы была для нас всех очевидна. Балканы были тем магнитом, на который, как бы вы ни встряхивали компас, неизменно указывала стрелка британской стратегии.

С самого начала и до самого конца эта заинтересованность англичан в Балканах была силой, которая постоянно противодействовала американской военной стратегии на европейском театре войны. Эта заинтересованность так далеко завела Англию, что ее премьер-министр, агитируя за вторжение на Балканы, даже пустил в обращение лживую формулу собственной чеканки, назвав самые неприступные и легче всего обороняемые горные преграды на континенте "уязвимым подбрюшьем Европы".

А вот, например, вот что он пишет про нежелание британцев открывать второй фронт во Франции:

Позицию англичан можно было рассматривать - что нередко и делали и американцы, и европейцы - еще с другой, более циничной точки зрения. По мнению циников, начиная с 1942 года, англичане спекулировали на русских жизнях и американских долларах, что приносило им вполне приличный банковский процент. Так чего ради спешить? Прибыль, получаемая от русских жизней, заключалась в том, что чем дольше Россия будет воевать, тем слабее она окажется к концу войны, и тем легче будет англичанам оспаривать у русских господствующее положение в послевоенной Европе. Прибыль, которую приносили американские доллары, была еще более непосредственной, ибо вся английская экономика военного времени базировалась на выкачивании средств по ленд-лизу, причем английское правительство, несмотря на "удивление", с которым оно впоследствии встретило его отмену, отлично знало, что это чисто военное мероприятие. Не было случая в истории, чтобы одно государство брало взаймы у другого на подобных условиях.

Не скажу, что для человека, воспитанного на советской исторической школе, тут есть что-нибудь удивительное, однако видеть подобную откровенность в устах англосакса несколько неожиданно, не так ли?

Дальше – больше. Автор в своем произведении хорошенько оттоптался по Монтгомери. Вот, например, что он написал относительно контрнаступления гитлеровцев под Арденнами:

И вдруг в самый разгар сражения, когда все решающие меры были приняты и немцы плотно попали в петлю, которую готовил для них Брэдли, Эйзенхауэр потерял голову. Он потерял ее не совсем по своей вине. Это случилось с ним, когда потеряли голову его английские советники, а Монтгомери впал в панику.

Первое сообщение, которое поступило к нам в штаб от Монтгомери, через офицера связи, - гласило, что англичане вылезут из своих нор и перейдут в наступление на севере, где гунны должны были ослабить свои позиции, чтобы собрать нужные силы для арденнской атаки. Но не прошло и суток, как мы узнали, что вся английская армия отступает.

Оставив на передовой линии лишь слабый заслон, Монтгомери с быстротой, поразительной для человека, бывшего обычно таким осторожным, оттянул главную массу английской Второй и канадской Первой армий из Голландии на оборонительное полукольцо под Антверпеном, подготовленное для последнего позиционного сражения, которое, как он, по-видимому, считал, ему придется там дать. Одновременно он возопил к Черчиллю в Лондоне, и к заместителю Союзного верховного главнокомандующего главному маршалу авиации Теддеру, и к самому верховному главнокомандующему в Париже, требуя передачи ему командования над американскими войсками, сражавшимися в промежуточном пространстве между ним, Монтгомери, и немцами. Эти американские войска состояли из новой Девятой армии под командованием Симпсона (расположенной вне сектора, подвергавшегося атаке) и Первой армии, находившейся в самом огне.

Вопил не только Монтгомери: американское военное министерство, которому Эйзенхауэр посылал оптимистические сообщения, тоже подняло шум на тему: "Что за чертовщина там у вас происходит!" И это также обрушилось на Эйзенхауэра. Как только Монтгомери возопил о помощи, оборона в Арденнах приобрела характер международной проблемы, и Эйзенхауэру ничего не оставалось, как занять определенную позицию в пользу той или другой стороны.

Эйзенхауэр запросил Брэдли, может ли он остановить немцев. Брэдли ответил:

- Да.

Но Монтгомери возражал на это, что немцы двигаются в направлении к нему - на Антверпен - и он не отвечает ни за что, если ему не будет передано командование всеми войсками, находящимися в промежутке между Антверпеном и наступающим неприятелем.

Монтгомери выдвинул странное утверждение, что немецкая атака, расколов фронт, тем самым разбила Арденны на два поля сражения и на каждом из них должен быть свой особый командующий; пусть Брэдли останется командующим на юге, говорил он, а я, Монтгомери, возьму на себя северный фланг. Я называю это утверждение странным, так как с чисто военной точки зрения то обстоятельство, что фронт был расколот, еще более настоятельно требовало, чтобы оборонительные силы оставались под единым командованием. По существу, первая цель всего немецкого наступления именно в том и заключалась, чтобы отколоть американские войска от английских. Это классический военный прием - наносить удар на стыке союзных армий, где координация слабее всего. То, чего добивался Монтгомери, означало, таким образом, поднести немцам на серебряном блюде их ближайшую цель - раздельное командование союзников.

Вообще, старику Монти в этой книге досталось изрядно, как заслуженно, так и нет. Автор – ярый фанат Омара Брэдли – люто ненавидит всех, кто хоть как-то ставил палки в колеса его кумира, и столь же люто и решительно закрывает глаза на сомнительные мероприятия своего командира, отклоненные по вполне логичным соображениям.

Но в начале сентября было еще время подумать о том, что можно сделать при помощи одной армии, если обеспечить ей продвижение, бросив все транспортные средства на ее обслуживание. Брэдли понимал, что наступил момент опрокинуть весь Западный вал - быстро, быстро, быстро, пока немцы не успели там перегруппироваться. Он понимал, что если бы ему удалось продвинуть армию достаточно глубоко- и притом достаточно стремительно - в Германию, пока Wehrmacht отступает из Франции, германское государство рухнет. Он понимал всю страшную остроту момента, так как это было одно из тех кратких мгновений, когда одним решительным действием можно придать всему ходу событий новое направление. От командующего это понимание передавалось и работникам штаба. Если перед его глазами была вся картина в целом, то мы видели те мелкие и крупные детали, которые надо было в нее вписать, и которые хорошо в нее вписывались. Это укрепляло в нас уверенность, что задуманное можно осуществить.

Настроение было иное, чем перед вторжением, когда нас отделяло от немцев нечто необъятное - то есть Ла-Манш. У Сен-Ло мы тоже не испытывали такой уверенности, потому что там мы зависели от некоей всеобъемлющей системы, от согласованных действий и передвижений целых армии, корпусов и дивизий - от частей, которые никогда не участвовали в совместных операциях, даже на маневрах. Здесь же, у границ Германии, мы знали и свои части, и противника. Люфтваффе, продолжавшая оттягивать свои базы все дальше и дальше, как военный фактор уже почти не существовала. Все, чего требовала обстановка, - это координированной поддержки одной армии тылом, то есть направления ей одной всего питающего, жизнетворного потока запасов, какой только в состоянии пропустить магистрали "Красной пули". А потом, когда она вступит в Германию, пока еще только начало осени и стоят ясные дни, ее можно будет снабжать по воздуху. Для этого надо будет использовать огромный флот транспортных самолетов, доставивших во Францию в день вторжения три авиадесантных дивизии и способных делать более тысячи вылетов в сутки с конечных железнодорожных станций в районе Парижа, приземляясь на все более отдаленных немецких аэродромах - по мере перехода их в руки союзников. Моральное состояние американских частей на фронте было близким к ликованию. Зверь затравлен, остается только его убить и - домой!

Все это имел в виду Брэдли, и учитывали на бумаге планы и наметки, разрабатываемые его штабом для представления по начальству. Все это, - а также и то, что если немцы получат передышку, обстановка резко изменится. Они прекратят отступление и соберутся с силами. Западный вал - тут же за ними; если им удастся в нем закрепиться, обстановка получится в десять раз хуже, чем в районе Бокажа. Потянутся недели, а то и месяцы изматывающих пехотных атак. Горы убитых. Под прикрытием Западного вала немцы смогут маневрировать резервами. У них будет время набрать новые дивизии, перебросить войска с Восточного фронта. Главным в их военных усилиях является теперь стремление усовершенствовать тайное оружие, которое сделает наше оружие устаревшим: снабдить подводные лодки новыми устройствами, наладить массовое производство реактивных самолетов, а также ФАУ-1 и ФАУ-2.

Брэдли все это понимал и учитывал в своих планах, - но средствами осуществления распоряжался не он. Он был поседевшим в боях командиром, чьи армии совершили геройское дело: прорвались в глубь материка, освободили Францию и пересекли германскую границу. Но быть победоносным боевым генералом было уже недостаточно: распределение людей и материалов в тылу его боевой зоны - вот от чего зависело решение вопроса. А на бумаге выходило, что это не его дело.

Воображаемый Союзный верховный главнокомандующий, отвечающий требованиям момента, должен был бы действовать чрезвычайно решительно; он должен был бы активно и воодушевленно руководить хотя бы своими органами снабжения, чтобы выжать из них те добавочные десять процентов усилий, которые были столь жизненно необходимы, когда имел значение буквально каждый пятигаллонный бидон бензина, каждый 75-мм снаряд для танковой пушки. Большего от него и не потребовалось бы: на поле боя он имел бы блестящего и победоносного командира в лице Брэдли, a тот, в свою очередь, - прекрасного исполнителя своих планов в лице бесшабашно удачливого танкового командира Паттона.

Может быть, генерал Эйзенхауэр когда-нибудь сам ответит на вопрос, почему он не сумел удовлетворить требованиям момента? Могу только засвидетельствовать, что возможность успеха была налицо, что все было предусмотрено еще до занятия Парижа, и что до начала сентября Брэдли со всей своей честностью и искренностью освещал Эйзенхауэру обстановку иногда при поддержке наивного красноречия Паттона и упорной настойчивости Ходжеса. Но здесь я стараюсь дать лишь объективную картину того, что происходило в сентябре в Союзном верховном главнокомандовании, насколько это было видно нам на фронте.

Прежде всего, возможность успеха стала до такой степени очевидной, что это поняли и Монтгомери, и его начальство - английские маршалы авиации и генералы в Союзном верховном главнокомандовании, а также английские начальники генштабов в Лондоне. От Кана до бельгийской границы англичане передвигались без всякого плана, увлекаемые стремительным движением армии Брэдли. Они просто двигались вдоль побережья Франции до самой Бельгии, на левом фланге американской Первой армии.

Другими словами, тут автор очень сильно расстраивается от того, что руководство не пошло на поводу у Брэдли и отказалось поддерживать план кинжального удара вглубь Германии без обеспеченных флангов и стабилизации фронта во Франции. С его точки зрения, достаточно было лишь подтолкнуть немцев, западный фронт которых не пришел в себя, а восточный сыпался под страшными ударами Советского Союза (кстати, об этом в книге было довольно честно сказано), и Третий Рейх, подточенный также покушением на Гитлера, рассыпался бы, как карточный домик.

Лично на мой взгляд, это весьма спорное утверждение, и явная попытка автора выдать желаемое за действительное. Подобная авантюра, скорее всего, закончилась бы сокрушительным фланговым ударом и последующим крахом всего фронта.

Но это так, лирическое отступление. В целом автор дает достаточно адекватное освещение событий, происходящих во Франции и на Западном Вале. Естественно, он видит все со своей колокольни, но, тем не менее, читать господина Ингерсолла легко и интересно.

К сожалению, книга не избежала ряда стандартных для граждан СШП пассажей про судьбоносность, спасение человечества, и все такое, но это можно простить.

Отдельного упоминания заслуживает его отношения к русским. Как я говорил выше, автор не страдал русофобией и считал «комми» вполне себе полноценными людьми, имеющими, о ужас, даже право на проведение собственной политики:

Теперь сделаем короткий перелет через Европу (на это требуется сейчас лишь несколько часов), в столицу, находящуюся по другую сторону Германии, и посмотрим, какой вид имеет Европа, если смотреть на нее из Москвы. Вид из Москвы еще мрачнее. Новорожденное советское государство пережило два вооруженных конфликта с Западом - первый в годы, непосредственно следовавшие за создавшей его революцией, а второй при нападении со стороны Германии, которое, по мнению большинства русских, было подготовлено западными державами с определенной целью убрать коммунистическую Россию с арены социальных событий. Превратить управление Европой из антисоветского в просоветское - для русских, бесспорно, вопрос безопасности. Наш государственный секретарь Бирнс, даже после его резкого столкновения с русским министром иностранных дел Молотовым, публично признал последовательность русских, применяющих свою собственную доктрину Монроэ к соседним с ними государствам. Таким образом, не вдаваясь в тонкости политической философии, можно сказать, что существует важнейшее противоречие между интересами безопасности англичан и русских. Каждая из сторон должна считаться с возможностью, что ей придется воевать с другой, если нельзя удовлетворительным образом наладить европейскую политику.

Как видно, и тут он продолжает поливать грязью столь нелюбимых англичан, но при этом весьма адекватно воспринимает политику Сталина, проводимую в те годы. Ни тебе воплей про свободу и демократию, ни разглагольствований насчет русской угрозы.

Впрочем, книга писалась еще до того, как Британская империя окончательно развалилась, и на мировой арене остались лишь два гиганта, отсюда, полагаю и столь вменяемая риторика автора.

Кстати говоря, крайне любопытным выглядит вот это свидетельство автора:

Организованная связь с русскими отсутствовала, и единственная надежная информация, полученная западными союзниками, исходила от самого Сталина. Сталин дал нам знать о своем намерении перейти в наступление с форсированием Вислы около пятнадцатого января, но при этом сам подчеркнул невозможность продолжать наступление после начала весенней оттепели, а потому и английские и американские разведывательные органы заранее сбросили эту операцию со счетов.

Говорят, военное министерство так мало верило в возможную победу России, что в Вашингтоне считали одинаково вероятным, как то, что русским удастся прорвать немецкий фронт, так и то, что они выйдут из игры и заключат перемирие с Гитлером.

Сейчас это предположение кажется фантастичным, но оно явилось отголоском господствовавшего в военных кругах летом 1941 года мнения, что русские не продержатся и шести недель.

Таким образом, в наивысших стратегических сферах Вашингтона и Лондона даже не ставился на обсуждение вопрос о том, как использовать сенсационную победу русских на Восточном фронте, - и когда эта победа осуществилась, все растерялись от неожиданности.

Занятные иллюзии господствовали тогда в коллективном бессознательном наших партнеров по политическому процессу. Даже удивительно, как с одной стороны можно опасаться выхода СССР на Балканы, а с другой – верить в то, что Союз, вынесший на своем хребте основную тяжесть этой войны, может пойти на сепаратный мир с практически уничтоженным врагом?

Все-таки мне кажется, что тут автор отражает мнение не «высших стратегических сфер», в которых, лично на мой взгляд, все было нормально с пониманием реальных возможностей СССР, а точку зрения простых солдат и офицеров среднего звена, напичканных звездно-полосатой пропагандой.

Что еще можно сказать? Книга мне эта очень понравилась, рекомендую ее к прочтению всем, кто желает узнать что-то новое о войне на Западном Фронте, а также – почитать мемуары вменяемого американца.

VOTOMS, история об истинной любви, что сокрушает преграды

Вступление.
Некоторое время назад ознакомился с древним японским мультсериалом Armored Trooper VOTOMS.

Действие  этого аниме происходит в далекой-далекой галактике, где только что отгремели последние бои между двумя могущественными военными блоками: Баларантским Союзом/Содружеством (Balarant Union) и Гильгамешской Конфедерацией (Gilgamesh Confederation), и установилось шаткое перемирие.

Главным героем сериала является пилот ВОТОМС-а (Vertical one-man tank for offence and maneuvets, или, в двух словах, бронированного робота с ногами)  Кирико Кюви (Chirico Cuvie), по случайности (которая не совсем, а вернее, совсем не такая уж и случайная) оказавшийся не в том месте и не в то время.

Итак, Кирико – ветеран Мелькианского (Melkia – название его родной планеты) спецподразделения, в последние дни войны прикомандированный к непонятной Гильгамешской военной части, которая, вот ведь нежданчик, атаковала союзную базу.
Кирико, как ненужный свидетель, должен был сразу после атаки превратиться в двухсотого, но он мало того что выжил, так еще увидел объект, за которым шла охота – женщину неимоверной красоты, спящую в каком-то непонятном агрегате, напоминающий криогенную капсулу.

С этого момента и начинается война Кирико против всего мира, всей галактики, да что там, против самой судьбы.
Основное тело сериала включает в себя 52 эпизода, помимо этого в наличии имеются несколько продолжений. Но их мы рассмотрим как-нибудь потом, сейчас же остановимся на сериале, тем более, что тут есть о чем поговорить.
Рисовался он с 1983-го этак по 89-й год, отсюда и соответствующая графика, которая избалованную молодежь способна ввести в состояние глубокого ступора. Впрочем, плохой я бы ее не назвал, хотя, конечно,  она заметно проигрывает тем же современным продолжениям по красоте.

Большим и жирным плюсом сериала в моих глазах является полное отсутствие в нем панцу, ОЯШ-ей с глубоким внутренним миром, да и каких-либо школьников вообще. Герои тут в основной своей массе – суровые вояки, предпочитающие не болтать и называть всех баками, а валить народ из огнестрела.

Перед тем, как продолжить, хочу предупредить: в тексте достаточно много спойлеров, а потому, если вы планируете смотреть аниме вот прямо вот сейчас, лучше не читайте ничего.

Ну что ж, с этим разобрались, перейдем к действующим лицам.
[Spoiler (click to open)]
Персонажи.
Кирико Кюви.
Он – юноша, не видевший ничего, кроме войны. Оказался на действительной службе в шестнадцать, или даже раньше. К мирной жизни непригоден от слова совсем, зато стреляет, как снайпер, способен водить все, у чего есть руль, и может собрать рабочего ВОТОМС-а из кучи разломанных экзоскелетов, валяющихся на свалке.

Что с его родными – неясно. Их просто нет. Друзья тоже отсутствуют, за исключением нескольких сослуживцев, с которыми он в одной из полнометражек-филлеров решает устроить сладкую жизнь бывшему командиру. Веру в людей Кирико потерял давным-давно, он молчалив и замкнут. Ему спокойнее спится в кабине боевой машины, чем на кровати.

Он – жертва.
Кирико ветеран особого Мелькианского бронеходного отряда стратегических сил, так называемых «Красноплечих» (Red Shoulder), элитнейшего отряда армии. Самое боеспособное, самое подготовленное и самое страшное подразделение едва ли не во всей галактике. Лучшие из лучших, элита из элит! Красноплечие выполняли приказы беспрекословно, они шли на смерть и побеждали там, где победить было нельзя.

Он – герой.

А еще Красноплечих прозвали кровопийцами за беспримерную жестокость и дикое, варварское даже по меркам этой вселенной, отношение к мирному населению. Они сжигали деревни из ранцевых огнеметов, зачастую вместе с мирными жителями, обращали города в пустые костяки оплавившихся свай. Расстреливали бегущих, не делая скидок ни для женщин, ни для стариков, ни для детей. И Кирико был среди них.

Он – преступник.

Образ парня, с душой, дотла сгоревшей в круговерти ада войны, получился настолько сильным, что для его балансировки пришлось вводить в сюжет аж трех клоунов, о которых речь пойдет ниже. Но сперва мы остановимся на главном женском персонаже произведения, итак, ее зовут…

Фиана (Fyana). Она же Прототип, она же Proto One.

Первая и единственная любовь Кирико, лучик солнца, что освещает темницу, в которой влачит существование наш ветеран. Та, ради которой он бросил вызов галактике и вступил в безнадежную борьбу за каплю простого человеческого счастья.

Потрясающе красивая женщина, а по совместительству – первый генетически измененный идеальный солдат (Perfect Solder, PS). Живое оружие, выращенное и подготовленное с одной лишь целью -  лишать жизней других. Имеет сверхчеловеческую реакцию и боевые навыки. В ее голову заложены чуть ли не целые энциклопедии по тактике и стратегии. Дерется на всем, чем только можно, способна в одиночку перемалывать целые батальоны.

А еще она любит Кирико так чисто и беззаветно, как бывает только в романах. И ради него она готова идти под пули и даже умереть.

Вот теперь можно изучить клоунов.

Кокона (Coconna).
Местный уголок кавая, милоты и радости. Забавная девушка, увлеченная Кирико. Любит кривляться, показывать язык и призвана разбавить суровость происходящего на экране.

Гото (Bouleuse Gotho).
Контрабандист и торговец оружием, на удивление порядочный для человека с такой профессией. Толстопузый мужик предпенсионного возраста с развитыми чувством юмора и инстинктом самосохранения. Любит деньги, деньги и еще больше денег. Обладает на удивление неплохими боевыми навыками, наводящими на интересные мысли относительно его молодости.

Ванилла (Vanilla Varta).
Кажется, мулат, носящий афро, а помимо этого - хороший и опытный пилот, влюбленный в Кокону, мечтающий обосноваться в каком-нибудь спокойном месте и открыть бар или что-нибудь в этом духе. Шутит непрерывно, хотя местами бывает чертовски серьезен, и столь же упрям.

Стоит заметить еще одного персонажа.

Ру Шака (Ru Shako).
Спокойный и молчаливый наемник. Гигант в добрых полтора человеческих роста с мускулатурой, словно у молодого Шварценеггера, исполняет почетные функции подкустового рояла, сюжетного двигатела, а также, по совместительству, друга Кирико. Про него можно сказать немногое, кроме того, что он, как и все представители его народа, крайне миролюбив и спокоен, но при это страшен в бою.

Настал черед злодеев. Надо заметить, что описывать их всех не имеет особого смысла, с такой скоростью эти парни дохнут, но на пяти-шести особо живучих, остановиться, все же, стоит.

Епископ Серж… э-э-э… Борух (Serge Borough).
Жирный ублюдок в пурпурной рясе и с шапочкой, отдаленно напоминающей то ли кардинальскую, то ли таки кипу. На пузе болтается что-то среднее между индийской свастикой и христианским крестом. Служит таинственному Ордену.

Носится с PS-ами, как курица с яйцом, попутно стараясь по мере возможности нагадить Кирико.

Ипсилон (Ypsilon).
Идеальный солдат, созданный уже непосредственно Орденом. Антогонист Кирико, чья любовь к Фиане пылает столь же ярко, как и ненависть к главному герою. Все время старается его прикончить, но при этом страдает избытком самомнения и идиотского рыцарства. Ну как же, он ведь, сверхсолдат и все такое, ага.

Гурран и Аррон Шмиттели (Gurran, Arron Schmittel).
Два брата-близнеца, занимающихся исследованием
PS-ов. Сперва кажутся лишенными всех моральных принципов дегенератами, однако со временем становится ясны их истинные мотивы и по-настоящему глубокая вера в своего Бога.

Глава Ордена Альберт Килли (Albert Killy).
Генерал Гильгамешской армии, сменивший мундир на рясу. В тайне мечтает не только прикоснуться к Богу, но и захапать часть его наследия под шумок, чтобы, если повезет, править голактегой.
Жан Поль Рочина (Jean Paul Rochina).
Один из самых интересных отрицательных персонажей сериала. На первый взгляд – всего лишь гэбист из мелькианских спецслужб, гоняющийся за Кирико, потому что тот может знать что-нибудь о местоположении бесценной Фианы. На деле же он куда хитрее и глубже, чем может показаться, и разведчик Мелькии – всего лишь одна из его масок.

Поэтому советую сразу обращать внимание на слова и действия данного персонажа, будет интересно.

Мир.
Это галактика Астрагиус и в ней есть только война (с). Эти слова, произнесенные в шутку моим приятелем, рекомендовавшим данный мультик, пожалуй, лучше всего характеризуют происходящее по ту сторону экрана.

Два огромных военных блока, сцепившиеся в смертельной схватке, сотню лет отправляли на убой миллионы солдат ради… Цели этой очаровательной гекатомбы станут понятны ближе к концу сериала, и то не все – ряд моментов раскрывается только в OVA «Сияющая Ересь», продолжающей историю Кирико. Но на первый взгляд все это выглядит, как массовое помешательство.

Серьезно, какой базис можно подвести под борьбу столь разрушительную, что целые планеты в результате были превращены в безжизненные пустыни? Вот чего хотели воюющие? Почему захват населенного мира так важен для содружества, чья власть простирается на сотни миров? А если это важно, то почему предварительно этот мир утюжат с орбиты до посинения?

Поверьте на слово, причина для войны есть, и она лежит отнюдь не в плоскости экономических интересов.

Поверьте на слово, причина для войны есть, и она лежит отнюдь не в плоскости экономических интересов.

Одной из ключевых планет Конфедерации является родной мир Кирико – Мелькия. На ней сохранилось несколько государств, одно из которых – Мелькия же – помогала и входила в Гильгамеш, являясь при этом крайне важным членом блока. Результат не заставил себя ждать – территория государства деградировала чудовищно: три четверти населения мертвы, остальные зарылись на сотни метров под землю, не высовываясь на пустынную, орошаемую кислотными дождями, поверхность без крайней на то необходимости.
В городе, в котором временно остановился Кирико, бандиты средь бела дня  хватают людей для принудительных работ (читай рабства). Бандиты, замечу, чьи байки и автомобили вооружены ракетными установками и автоматическими пушками! Полиция не лучше – насквозь продажная и коррумпированная, не выбирается из своей крепости без пары БТР-ов, и всегда готова помочь тому, кто может дать на лапу. А власти нет до этого дела.

Другие локации не сильно лучше. И раздираемые бессмысленной гражданской войной джунгли Куммена (другое государство на той же планете), и отравленная Санса, воздух на которой превратился в яд, и древний Куэнт, таящий в своих недрах страшные секреты, все миры живут войной, дышат ею, покрыты шрамами, оставшимися от былых боев.

Действующие стороны.
В этом разделе позволю себе кратко пробежаться по основным - на мой взгляд - участникам происходящих событий. Не в смысле людей, а в смысле группировок, сторон.

Итак:

Баларант и Гильгамеш.
Два субъекта межгалактической политики, про которых известно до обидного мало. Эти могучие военные блоки, каждый из которых насчитывает больше сотни обитаемых планет, почему-то воюют, что-то делят. У них огромный военный потенциал, а вот повседневная жизнь, равно как и политическая картина, увы, обойдены стороной.

Мелькия.
Планета, а также одноименное государство на ней. Родина Кирико. Как говорилось выше, одно из ключевых государств Гильгамеша. Именно мелькианскими учеными в секретной лаборатории разрабатывался проект идеального солдата, который и был украден непонятными временными сослуживцами Кирико.

Орден.
Мутное тайное общество, в котором присутствуют высокопоставленные Гильгамеша (да, Баларант в аниме вообще представлен довольно жиденько). Цели ясны не до конца. Вроде бы, хотят прикоснуться к Богу путем совершенствования человека. Собственно, поэтому они так и заинтересованы в проекте идеального солдата. Зелотский фанатизм прилагается.

Вайзман.
Я бы не сказал, что это сторона, скорее, местный аналог ЗОГ. Древняя и таинственная сила, обладающая практически неограниченными возможностями. Deus ex machina в прямом смысле этого слова. Невидим, неслышим, но всемогущ, всеведущ и всезнающ. Тот самый Бог, встречи с которым жаждут ребята из Ордена. Бездушный и безжалостный монстр, в котором не осталось ничего человеческого (если оно там вообще было).

Немного сюжета.
Сюжетно сериал состоит из четырех больших арок. Остановимся на них подробнее.

Действие первой арки происходит в подземном городе на родной планете Кирико и позволяет познакомиться с основными героями. В этой арке главный герой вынужден прятаться от родной гэбни. Здесь же Кирико начинает поиски ответов на вопросы, мучающие его.
Тут же он встречает Фиану, а также находит настоящих друзей и впервые за долгое время доверяется людям.
Нетрудно догадаться, что еще слишком рано для хэппи энда, поэтому с Фианой героя разлучают, друзья сваливают отдельно, а он каким-то образом перебирается на другую планету, чтобы залечь на дно уже там.

Итак, во второй арке сюжет переносится в охваченные бессмысленной гражданской джунгли Куммена. Этакая отсылка к Вьетнамской войне вообще и фильму «Апокалипсис сегодня» в частности.

Кирико вступает в доблестные ряды наемников, работающих на правительство, и встречается со старыми знакомыми – Гото, Ваниллой и Коконой. Оказывается, Гото использовал свои связи (и захомяченную наличность), чтобы наладить торговлю оружием, а Кокона и Ванилла организовали собственный бар в городке неподалеку с военной базой. Тут Кирико заводит дружбу с несколькими наемниками и становится объектом лютой и немотивированной ненависти капитана бронеотряда, в который его занесла судьба.

Ах да, а еще он удачно вписывается в планы генерала Гон Ну (Gon Nu) - командира наемного контингента, - который хочет разобраться с Ипсилоном. Да, Орден помогает повстанцам и притащил Ипсилона с Фианой в Куммен, чтобы обкатать возможности первого в боевых условиях. Фиану же толком использовать не получается – она в депрессии из-за потери любимого и вообще не идет на контакт.

По ходу повествования к веселью подключается Рочина, который заключает с Кирико временное перемирие и предлагает поработать сообща, чтобы забрать Прото Ван. Естественно, этот союз людей, не слишком верящих друг другу, сохраняется недолго, но в выигрыше оказывается именно Кирико, который хватает любимую в охапку и валит куда подальше.

В этой арке хотелось бы отметить совершенно идиотскую причину для развязывания гражданской войны. Бред настолько суровый, что даже меня, человека привыкшего к маразму, челюсть отвалилась едва ли не до пола. Это нельзя передать словами, это нужно увидеть самому.
В третьей арке наши герои сперва летят не крейсере сквозь бездны космоса. Курс они сменить не могут, выбраться – тоже, приходится плыть по течению.

Полетав и хорошо постреляв сперва по патрульному отряду Баларанта, а потом по неугомонному Ипсилону, эти двое благополучно разбиваются на пустынной поверхности планеты Сансы, выжженной пламенем войны.

На Сансе получается встретиться с друзьями, а заодно оказаться в плену у Рочины, который ВНЕЗАПНО сменил сторону и стал офицером Баларанта. Именно этот Рочина сперва с интересом наблюдает за боем Кирико и Ипсилона, а потом отправляет героя на планету Куэнт, где тот должен будет найти ответы на все вопросы, которые у него не могли не появиться за последнее время.

И, наконец, четвертая арка: планета Куэнт и ее окрестности. Колыбель некогда великого народа, правившего всей галактикой. Этот народ сгинул три тысячи лет назад и оставил после себя лишь немногочисленных деградировавших потомков. Об этой арке рассказывать не буду почти ничего – она заканчивает сюжет аниме, в ней Кирико предстоит узнать правду о себе и сделать мучительно трудный выбор, единственном правильный в сложившейся ситуации.

А посему, не буду раскрывать некоторые сюжетные повороты.

Как смотреть?
Это – достаточно простой вопрос.

Аниме не слишком популярно в нашей стране, и это неудивительно – оно было снято черти когда, да еще и в достаточно специфическом жанре. Как следствие - сериал нужно качать с торрентов, благо найти его там нетрудно.

А вот с переводом до недавних пор все было очень печально – приходилось смотреть на английском, потому как имевшиеся на тот момент субтитры, выполненные в лучших традициях отечественного фансаба, были просто кошмарными (говоря честно, английский фансаб местами был ничем не лучше)!

Но совсем недавно (и да, это – оголтелая реклама и кумовщина) появился-таки хороший перевод. Вот тут: http://www.fansubs.ru/base.php?id=2204 размещены субтитры от фансаббера с ником Faddeich, моего хорошего друга. Он отлично владеет английским и не поленился в спорых местах обратиться к японской википедии, для чего пришлось продираться через дебри мунспика (увы и ах, но в англоязычном сегменте Интернета также ощутимо не хватает информации про этот мультсериал).

Результатом длительной и кропотливой работы стал действительно качественный перевод, который позволит в полной мере прочувствовать дух этого отличного произведения.


Заключение.

ВОТОМС-ы – это мрачный, местами депрессивный мультфильм с вполне взрослым сюжетом, задающий достаточно серьезные вопросы. Да, сериал не идеален – в нем, хватает и роялей и нестыковок и откровенной глупости, однако эти мелочи не способны испортить впечатление.

Рекомендую к просмотру всем, кто хочет полюбоваться на добротный сюжет, интересных персонажей и неплохие (даже по нынешним меркам) боевые сцены.