Матильдобесие идет на спад?
sleepyxoma

Объединенная сеть кинотеатров «Синема парк» и «Формула кино» вернула в прокат фильм «Матильда», от показа которого ранее сеть отказалась по соображениям безопасности. Об этом сообщает пресс-служба сети.

«Активная работа правоохранительных органов и предпринятые ими меры по разрешению напряженной ситуации вокруг фильма Алексея Учителя «Матильда» позволили руководству объединенной сети «Синема парк» и «Формула кино» принять решение о возвращении кинокартины в репертуар своих кинотеатров. В объединённой сети «Синема парк» и «Формула кино» картина выйдет одновременно с началом ее широкого проката в России» , — сообщила пресс-служба сети.

Кинотеатры сети перестали получать письма с угрозами, сообщил RNS представитель объединенной сети «Синема парк» и «Формула кино».

«Мы благодарны правоохранительным органам и спецслужбам за все, что они сделали за последний месяц, чтобы мы могли быть уверены в безопасности наших зрителей. Мы стремимся предоставлять своему зрителю самый широкий выбор репертуара, поэтому принятое месяц назад решение о невозможности показа фильма «Матильда» далось нам нелегко. Мы рады, что ситуация стабилизировалась, и мы все-таки сможем показать картину в своих кинотеатрах», — сообщил генеральный директор объединенной киносети Роман Линин, слова которого приводит пресс-служба.

https://rns.online/it-and-media/-Sinema-park-i-Formula-kino-vernuli-Matildu-v-prokat-2017-10-13/

Кажется, накал идиотизма все-таки начал помаленьку спадать, что не может не радовать. Когда власти взялись за ум и закрыли нескольких идиотов, ситуация немного стала успокаиваться.

Впрочем, это не мешает няшей Маше продолжать жечь напалмом:

Депутат Госдумы Наталья Поклонская, противница еще не вышедшего на экраны фильма «Матильда», обратилась к генпрокурору Юрию Чайке с просьбой отозвать прокатное удостоверение у фильма после призыва патриарха Кирилла к «художникам» добросовестно работать с историческими фактами. Об этом парламентарий сообщила РБК.

По ее словам, раньше в ответах на ее депутатские запросы по поводу «Матильды» надзорное ведомство ссылалось на отсутствие официальной позиции Русской православной церкви (РПЦ) по ситуации вокруг фильма. 12 октября патриарх Кирилл напрямую «Матильду» не упомянул, однако источник РБК в РПЦ подтвердил, что речь идет именно об этой картине.

http://www.rbc.ru/rbcfreenews/59df667e9a7947cd64b5d81f

Так что ее борьба, очевидно, не закончена, но, полагаю, основной этап уже пройден. Кажется, наверху все-таки поняли, что заигрывать с придурошными можно, но делать это стоит аккуратно, чтобы не запачкаться.

Впрочем, еще не вечер, и крестовый поход Няши, а также толпы ПГМ-нутых, я уверен, не окончен, полагаю, до премьеры «Матильды» они еще успеют не раз и не два удивить нас. Надеюсь, что при этом никто не пострадает.


Размышлизмы о коммунизмах, ч.4: пара мыслей о классовой борьбе.
sleepyxoma

Продолжу размышлять на темы, так или иначе связанные с коммунизмом. На всякий случай уточняю: данные тексты я пишу, скорее, для собственного развития, структурирования опилок внутри черепной коробки и ведения цивилизованных дискуссий. Никаких претензий на Тайное Знание или что-нибудь подобное у меня не было, нет и, очень надеюсь, не будет.

Ладно, с вступлением покончили, продолжаем.

[Spoiler (click to open)]

В предыдущих частях размышлизмов я краешком затрагивал классовую борьбу. Тема это в высшей степени важная, можно даже сказать, определяющая, а потому есть желание постараться осветить ее немного полнее.

Для начала давайте разберемся с терминологией. Классовая борьба есть столкновение классов-антагонистов, чьи интересы несовместимы друг с другом.

Например, цели рабов – получение свободы, однозначно несовместим с целями рабовладельцев – максимально эффективной эксплуатацией разумного имущества, что неоднократно приводило к кошмарным по жестокости восстаниям. Точно также, интересы феодалов в свое время вошли в противоречие с интересами нарождающейся буржуазии, и где, спрашивается, теперь эти ваши феодалы?

Противоречия между классами выражаются во множества самых разнообразных форм, большая часть которых, естественно, связана с насилием, потому как, вспоминая меткие слова Ленина, государство есть институт подавления. Именно поэтому эксплуатирующие чаще всего опираются на силу для закрепления и удержания собственной гегемонии, а эксплуатируемые – на тот же самый инструмент, но уже для отстаивания прав.

Тот класс, что в конкретный момент является передовым, рано или поздно рушит устаревшие порядки, меняя формацию в конкретном обществе, либо в нескольких обществах сразу. При этом многими людьми подразумевается - лично на мой взгляд ошибочно - что смена формаций есть явление восходящее: от низших к высшим, от менее совершенного к более совершенному. История нашей страны наглядно продемонстрировала, что это необязательно, ведь «более передовая» с марксистской точки зрения формация легко и без особого сопротивления поменялась на «менее передовую», причем, что характерно, в немалой степени из-за несоответствия производственных отношений уровню развития производительных сил.

Но мы немного отвлеклись от темы сегодняшней дискуссии, возвращаемся к классовой борьбе.

Когда двадцатый век подарил человечеству первую страну, в котором эксплуатируемые победили эксплуататоров и попытались выстроить справедливое бесклассовое общество, капиталисты развитых стран, мягко говоря, забеспокоились. Стало очевидно, что если не предпринять что-нибудь, причем быстро, то очень скоро товарищи с красными флагами придут в их особняки и эти флаги засунут им в задницу по самые гланды.

И решение было найдено. Именовалось это решение welfare state, государство всеобщего благосостояния.

Думаю, нет особого смысла объяснять, что это значит, не стану также разбирать механизмы, внедренные в государства всеобщего благосостояния, они, кажется, тоже достаточно хорошо изучены и ни от кого не скрываются. Достаточно просто посмотреть на Германию или Швецию, ставшие, на мой взгляд, самыми знаковыми примерами welfare state на планете. Замечу лишь, что решение немного поделиться с эксплуатируемыми оказалось просто блестящим, и я сейчас не иронизирую.

Что капиталисты потеряли? Всего лишь небольшую часть своих прибылей, которые изымаются в форме дополнительных налогов. Что получили? Лояльность большей части населения, новые источники доходов (как ни странно), а также – отличнейшее идеологическое оружие.

Нет, конечно же, все было не так мгновенно, быстро и радужно, как на бумаге. Имелись и забастовки, и стачки, и уличные бои, и многое, многое другое, да и трудящиеся стран Запада, как бы боролись за свои права, причем большую часть двадцатого века. Но, в целом, можно сказать, что без встречных движений со стороны эксплуататоров, у них не было бы и десятой доли того благосостояния, которое есть сейчас, а потому можно с уверенностью утверждать, что вектор развития в странах «Золотого миллиарда» был задан верно. Ну, с капиталистической точки зрения.

В результате сложилась интересная ситуация. Эксплуатируемые внезапно осознали, что кроме цепей у них очень даже есть что терять, ведь то, что еще каких-то жалких десять-двадцать лет назад было привилегией немногих, теперь превратилось в обыденное для широких масс. Более того, пасторальные картинки сказочной капиталистической жизни стали мощнейшим доводом для рядовых граждан социалистических блоков, противопоставить которому геронтократам того же СССР было уже нечего. И кому какое дело, откуда у США и Европы взялись деньги на налаживание быта своих трудящихся? Кому какое дело в том, что наполовину разрушенная войной страна, потерявшая до кучи 26 миллионов человек просто неспособна обеспечить тот же уровень потребления, что и монстр, чей рынок сбыта по объему равен рынкам сбыта всей Европы, вместе взятой? Кому какое дело, что изобилие это, пускай и массовое, была доступна далеко не всем? Важно другое: «у них там все есть, а у нас тут ни черта нет»!

А тут еще очень вовремя верхушка СССР превратилась в квазикласс, вот ведь какая неожиданность, эксплуататоров. К ним добавились теневые миллионеры, а также обслуга из числа так называемой «творческой элиты». И что произошло? Правильно, обострение классовой борьбы в стране развитого социализма. Потому как наличие классов подразумевает под собой и классовый антагонизм.

Нет, конечно же я все вру, я оппортунист, филистер, и все было не так… И отчасти – да, все было не совсем так. В СССР времен заката, к примеру, отсутствовали профсоюзы. Ну, то есть они имелись, но выполняли чисто декоративные функции, как какой-нибудь Священный Синод в РКМП (России Которую Мы Потеряли, если вдруг кто не знает; на территории РФ не запрещена), не было и партии, которая на деле, а не на словах, защищала интересы пролетариев. А потому, когда все у нас накрылось медным тазом, трудящиеся оказались перед лицом капиталистических хищников, прекрасно подготовленных к вступлению в Дивный Новый Мир, имеющих покровителей среди бывшей партноменклатуры, и связанных с зарождающимися бандами.

В результате, совершенно разобщенные, расколотые, сбитые с толку и брошенные в нищету люди, просто не смогли организоваться и дать отпор, отстаивать свои классовые интересы. Этому, пожалуй, способствовало также и то, что коммунистическая идея после того, как все левые, прошу прощения, жидко обосрались в 91-м году, мягко говоря, была не слишком популярна.

Но вот, девяностые прошли, и стало понятно, что если ничего не делать, граждане плюнут на «умеренную оппозицию» из КПРФ, начнут собираться в кружки, а собравшись, задавать интересные вопросы и читать интересные книжки. Ну а там и до не менее интересных действий не так далеко. Короче, станут раскачивать лодку и ломать скрепы. А не, тогда еще ни лодки, ни скреп еще не подвезли, ну да ладно, суть от этого не меняется… А тут еще и нефть так удачно подскочила в цене.

Короче, и в нашем Б-госпасаемом отечестве было организовано нечто, отдаленно напоминающее welfare state загнивающих Пендосии, Гейропы и Ниппонии. Отдаленно, потому как в стране переферийного капитализма на большее рассчитывать особо не приходится. Не будет у нас шведской социалки, американской ипотечной ставки и японской инфраструктуры, но и это, опять же, не тема сегодняшней дискуссии. Прошу прощения – заносит на поворотах.

Так вот, о чем это мы? Ах да, о классовой борьбе. Что с ней? Может, исчезла как, хе-хе, класс? Три раза подпрыгнув она исчезла!

Забастовки и стачки, многотысячные манифестации и акции протеста – это все обыденная реальность что в Европе, что в США. Поговаривают, что и в Китае, который сформировал у себя причудливую смесь капитализма с социализмом, регулярно случаются подобные неприятности. Да и у нас нет-нет, да и проскочит, робко так, осторожненько, новость то о голодовке, то о забастовке, то об акции протеста.

Это я к чему.

Не стоит наивно заблуждаться на предмет того, что вот мы сокрушили кровавый Совок и теперь заживем в Счастливом Демократическом обществе, ну, только сковырнем галерного краба и наследника медвежонка. Для стран, в странах периферии подобное не предусмотрено. Ну и эта, Счастливое Демократическое общество, как-то так уж случилось, после развала СССР и крушения Варшавского Блока становится все менее Счастливым и Демократическим. Не, ну а чего, угроза со стороны товарищей с красными флагами исчезла, задницы в безопасности. Нафига, спрашивается, поддерживать всякую голытьбу? А потому, медленно, но верно, что в США, что в Европе социальные программы сворачиваются. Аккуратненько, постепенно, шаг за шагом, отпрыгивая назад при каждом неверном действии.

Победителям нет нужды спешить, никуда мы от них не денемся, нечего и рассчитывать. По крайней мере, так полагают они.

Но тут есть и другой нюанс. Как не стоит списывать со счетов классовую борьбу, которая будет существовать всегда, покуда есть классы, так не стоит и фанатично надеяться на то, что гегемон ка-ак восстановит классовое сознание, ка-ак расчехлит красное знамя коммунизма, ка-ак разорвет свои оковы.

Помине, о чем я писал выше? У гегемона сейчас (конкретно – сейчас, в настоящий момент времени) помимо цепей осталось очень много всяких полезных ништяков. Ну там, ипотечная квартирка где-нибудь в Кудрово, кредитный форд фокус рено логан, айфончег какой-то там по счету, опять же. И это – у нас, на загнивающем Западе ништяков у населения гораздо, гораздо больше, да и пропаганда уже добрую сотню лет старательно промывает мозги насчет безальтернативности Магистрального Пути Развития.

И это я не к тому, что нет смысл развивать классовое самосознание и изучать классиков, нет, это я к тому, что хоть от обострения классовой борьбы мы никуда не убежим, глупо рассчитывать на то, что это произойдет вот прямо сейчас вот. По крайней мере, так кажется мне.

А на сегодня у хомяка все, ребята. До новых сеансов размышлизмов.


Добрая осень
sleepyxoma

Пока хомяк героически забарывает новую книгу, которая, скотина такая, сопротивляется и никак не желает дописываться, в мире продолжает процветать дружбомагия.

Курды, кажется, вот-вот сцепятся с турками и иракцами на предмет автономии, каталонцы, поглядев на товарищей с Ближнего Востока, решили: «а мы чем хуже?», утырок-миллионер, вроде бы принявший ислам, принял ислам, но перед этим отправил на встречу с Великим Макаронным Монстром больше пятидесяти человек.

Ну и традиционно, Трамп продолжил дело Абамы-абизяны и зассывает подъезды дорогих сограждан, руша наши скрепы и раскачивая лодку, отвлекаясь лишь на то, чтобы в очередной раз высказать все, что думает по поводу одного диктатора из одной небольшой восточной страны. Если честно, я все жду, когда же дипломатический диалог между США и КНДР перейдет к обмену репликами вида: «а-за-за, я твою мамку е…л». Полагаю, достаточно скоро.

И каждый, мать его за ногу раз, когда начинает казаться, что очередное дно пробито, снизу деликатно стучат. Иногда – дубиной.

Если честно, не оставляет ощущение какой-то запредельной звизданутости происходящего, хотя, полагаю, ничего сверхординарного тут нет, так «нормальный уровень средневекового зверства» (с).

К чему я это? Да ни к чему особенно, так, мысли вслух.

Видимо, осенняя меланхолия. Старею.


Цикл «Хроники Дарвета»
sleepyxoma
В мае закончил пятикнижие «Хроники Дарвет» за авторством госпожи Барбары Хэмбли. Оно включает в себя следующие произведения: «Время Тьмы», «Воздушные стены», «Воинство Рассвета», «Мать Зимы» и «Ледяной Сокол».
Первые три книги, собственно и составляющие костяк повествования, были написаны в 1982-1983 годах, что вполне позволяет причислить их к классике фентези. Четвертый и пятый том, откровенно проигрывающие основной трилогии по качеству, писались уже в 1996 и 1998 годах.
Итак, что же можно сказать по поводу данного произведения? Приступим.

[Spoiler (click to open)]Капелька сюжета
Начнем с жанровой принадлежности цикла. Перед нами, однозначно, если не первое, то одно из первых произведений в жанре постапокалиптического фентези, да еще и с присутствием двух попаданцев. Согласно сюжету, в мире, параллельном нашему, вновь пробудилось древнее зло. Нет, не баяны, а дарки. Эти кошмарные существа, некогда практически уничтожившие человечество, ушли больше трех тысяч лет назад, и все это время благополучно обитали под землей, для того, чтобы в один прекрасный момент вернуться.
Они – невообразимо древний кошмар, действующий в ночи и наделенный коллективным сознанием. Кровь этих монстров – кислота, они в состоянии уменьшаться и увеличиваться в размерах, могут пробраться практически в любую щель, умеют летать и способны обглодать плоть с костей человека за считанные секунды. А еще дарки в состоянии выжрать разум, превращая свою жертву в безмозглого упыря, но это – так, приятный бонус.
Королевство Дарвет – могучее государство севера – увы, оказалось не готово к отражению такой угрозы, и в момент, когда дарки штурмовали королевский дворец, сильнейший маг мира, а по совместительству – друг короля Ингольд Инглориан, по приказу сюзерена спас малолетнего наследника престола, переместившись в наш мир, откуда затем, в сопровождении двух попаданцев: Джил и Руди, вернулся обратно.
В первой книге герои пытаются найти свое место в гибнущем мире Дарвета, во второй, в целом, определившись с приоритетами, они – каждый по отдельности – двигаются к единой цели: понять, что же такое эти дарки, и как с ними справились люди древности.
Третья часть, собственно говоря, посвящена последнему решительному противостоянию с ожившим ночным кошмаром.
На этом заканчивается основная трилогия и закрывается вопрос с дарками. В четвертой части автор пробудила еще более древнее, нежели ночные убийцы, зло – трех невообразимо старых ледяных магов, целью которых было устроить новый ледниковый период, для чего они использовали серию вулканических извержений, а также создали сланч – мерзкий мох, вызывающий серьезные мутации у любого существа, отведавшего его.
Этот мох распространялся от севера к югу, заполоняя землю отвратительным ковром, убивавшим нормальные деревья и растения. Животные, вкусившие новое угощение, достаточно быстро видоизменялись, становясь чем-нибудь с крайне острыми зубами и когтями. Они теряли свободу, попадая под влияние древних магов, и выполняли все их приказы без размышлений и колебаний.
В четвертом томе героям пришлось противостоять этой напасти, в чем им, отмечу, помогли несколько роялей вроде сюжетноповоротного древнего артефакта, найденного Ингольдом и Джилл во время путешествия в один из опустошенных дарками городов.
В пятой же книге один из недобитых второстепенных персонажей первых томов – омерзительный южный генерал по имени Ваир на-Чандрос похищает подросшего Тира – того самого наследника, которого Ингольд Инглориан спас в первой части книги. В пятом томе главным действующим лицом стал Ледяной Сокол – Белый всадник (Белый рейдер согласно переводу первого тома, как в оригинале – не смотрел) на службе у короля Дарвета. Белые всадники – это что-то вроде местных индейцев, и обитают они на севере континента. Сокол – изгнанник, которому в погоне за похитителями приходится вернуться и вновь встретиться со своими сородичами. Помогать в нелегком деле спасения принца ему будет собственная доблесть, сестра-колдунья Холодная Смерть, и, конечно же, вездесущие кустовые выползни рояли.

Персонажи
Персонажей в цикле много, что и неудивительно. Постараюсь рассказать про тех из них, чьего «экранного времени» больше, чем у остальных, либо про тех, кто лично мне показался интересным.
Начнем, пожалуй, с протагонистки. Речь идет о попаданке по имени Джил Паттерсон. Джил - девушка серьезная и обстоятельная, учащаяся на историка, волей судьбы во сне попала в Дарвет как раз в тот момент, когда дарки начали свое победное шествие по поверхности мира. Проснувшись у себя дома, она не смогла отказать старому чародею, что в итоге привело ее в новый мир, в котором студентка внезапно обнаружила у себя талант к владению мечом и стала одной из стражей – элитных воителей Дарвета.
Если честно, барышня эта – та еще Мэри, более того, в ней проглядываются черты самой госпожи Хэмбли (степень по средневековой истории, проблемы с семьей и т.п.). Тем не менее, как персонаж она не вызывает отторжения, хотя, конечно, лично на мой взгляд, для человека, учащегося на историка, Джил как-то маловато использует свои знания о Средних Веках, оказавшись в параллельном мире.
Вторым важным персонажем, безусловно будет Руди Солис - раздолбай из многодетной семьи, зарабатывающий на жизнь работой в автомагазине: «рисовал пылающие закаты на заказных фургонах» (с). Парню не повезло (или напротив, очень даже повезло) оказаться не в то время и не в том месте, в результате чего он вместе с Джил и Ингольдом отправился к черту на кулички, а точнее – в иное измерение.
Ингольд Инглорион. Местный мастер меча и магии, несущий в себе неслабые такие черты Гэндальфа Серого. Советник покойного короля, бродяга, легенда в мире Дарвета, и просто самый сильный маг планеты. Возможно, единственный человек, умеющий открывать врата между мирами в моменты их соприкосновения. Он крут настолько, что регулярно выполняет почетную функцию deus ex mashina, приходя на помощь всем и каждому.
Если бы меня попросили характеризовать его одним предложением, то я, пожалуй, сказал бы: «силен, как Чак Норрис, живуч, как таракан».
Следующим из положительных персонажей у нас будет вдова погибшего владыки Дарвета – королева Минальда. Красивая и волевая девушка, подростком выданная замуж. Естественно, ни о какой любви со стороны короля речи не шло – по крайней мере так казалось ей – ведь брак был политическим, призванным удовлетворить амбициям брата Минальды с одной стороны, и упрочить позиции короля - с другой.
Образ Минальды мне приглянулся целостностью и внутренней силой этой девушки, лишившейся в одночасье и мужа и королевства, и прикладывающей все силы для того, чтобы спасти сына. От книги к книге она продолжит раскрываться, неся все большее сюжетное значение. Лично мне данный персонаж нравится куда больше, нежели Мэри-Сью по имени Джил.
Алтир Эндлорион – принц и один из главных героев пятого тома произведения. И если в первом томе он – грудной ребенок, то чем дальше, тем старше и полезнее для окружающих он становится. Его главная особенность – наличие памяти предков, передаваемой на генетическом уровне информации о прошлых жизнях носителя (да-да, дух Муад’Диба реет над нами), пробудившийся и позволяющий мальчику до мелочей воспроизводить в памяти деяния давно умерших людей.
Ледяной Сокол – местный «индеец» на службе короля Дарвета. В первых книгах, откровенно третьестепенный персонаж, несколько раз попадающий в повествование и столь же стремительно его покидающий. В пятом томе, наряду с Алтиром – один из главных героев.
Что можно про него сказать? Не любит болтать, может спрятаться где угодно и прочитать след недельной давности, жесток, умел в обращении с оружием, великолепный наездник. Не хватает только ружья и тамагавка, а так, хоть сейчас отправляй на тропу войны.
Теперь, пожалуй, несколько слов об отрицательных персонажах. Безусловно, возглавляет их канцлер Алвир. Брат королевы и просто жадный до власти урод, для которого родная сестра лишь разменная монета, пешка, которую можно эффективно использовать, когда возникает необходимость.
Впрочем, не только сестра. Все люди для Алвира – пылинки под ногами, призванные подчеркивать величие Его Светлости.
Урод такой, каких поискать. Ради сохранения местечковой власти готов сдать остатки суверенитета страны южным соседям (которых на начало книги еще не успели зацепить дарки). При этом с ослиным упрямством не желает понимать очевидного факта: старый мир разрушен и возврата к счастливым былым временам уже не предвидится.
Следующим в списке будет епископ Джованнин Нармелион. Религиозная фанатичка, ненавидящая всех магов так, что даже кушать не может, видит в дарках, естественно, бич Божий, а потому в разгар апокалипсиса (!) заботится больше о том, как бы разобраться с погаными колдунами, вместо координации действий во спасение выживших.
Бектис. Бездарность при дворе канцлера Алвира. Его ручной чародей, бегающий за хозяином, как комнатная собачонка. Сила Бектиса весьма посредственна, зато гонора хватит на десяток архимагов. Типичный приспособленец.
Завершает список Ваир на-Чандрос. Я бы не стал включать этого дегенерата сюда, если бы не пятая книга, в которой он – главный злодей. Итак, Ваир – генерал из южной империи под названием Алкетч. Садист, насильник, беспринципный мерзавец, жадный до власти тиран, и просто милый сын своей державы.
Никакой симпатии он не вызывает и вызвать не может. Единственное, что хочется каждый раз, когда эта тварь появляется в сюжете, так это пожелать ему скорой и, по возможности, мучительной смерти.
Когда дарки погружают Алкетч в хаос, идет на все, что только можно, лишь бы заполучить в свое распоряжение императорский трон, решаясь, в конце концов, на откровенную авантюру.

Магия в мире
Магия – неотъемлемая часть мира Дарвета.
Она достаточно могуча, ей обладают не только люди, но и иные существа. К примеру, те же дарки обладают собственными врожденными силами. Как я говорил раньше, они умеют уменьшаться и увеличиваться в размерах, летать, способны загасить источник света. Причем чем больше дарков сконцентрировано в одном месте, тем сильнее их магия.
Человеческие же чары опираются на глубочайшее понимание законов мироздания. Тот же Ингольд по объяснениям Джилл и Руди с легкостью разобрался в принципе действия двигателя внутреннего сгорания, воспринял те из разделов химии и физики, что молодые люди смогли вспомнить, ну и так далее.
Понимая себя и мир вокруг себя, маг постигает истинные имена предметов и живых существ, и постепенно обретает над ними власть. Сильный чародей способен отвести бурю, или, наоборот, приманить ее, он может обрушить на врагов огонь и сделать много интересного, однако для применения большинства заклинаний требуется сосредоточение и время, поэтому тот же Ингольд лихо рубится на мечах.
Помимо заклинаний в арсенале мира Дарвета имеются разные руны, ритуалы, артефакты и прочее, прочее, прочее.
К сожалению, многие магические элементы автор проработала достаточно посредственно, но, в целом, получилось неплохо. Отторжения не вызывает.

За и против
Итак, что же мне больше всего понравилось в этом цикле? Безусловно, общая атмосфера: королевство умирает, шансов на победу нет, даже отсидеться, и то, не факт, что удастся. Но герои продолжают бороться, несмотря на очевидную невозможность оказаться победителями в этой борьбе, несмотря на то, что внутренние враги будут даже опаснее, нежели внешние. Несмотря на то, что двум из них (Руди с Джил), по-хорошему, вообще нечего тут делать. Это не их мир и не их война!
Госпоже Хэмбли, как мне показалось, прекрасно удалось проработать персонажей. Даже Джил, не смотря на свою очевидную мэрисьюшность, смотрится достаточно органично, хотя, надо заметить, больше всего любви и заботы со стороны автора, получил Ингольд. Да, сразу видно, кто у нас тут зачитывался в детстве Толкином!
Ну, как будто это что-то плохое.
Не понравились же мне четвертая и пятая книги, написанные, очевидно, тупо чтобы срубить денег на популярном имени. Книги заметно слабее первых трех, они не несут особой смысловой нагрузки, хоть и продолжают историю оригинальной трилогии. Без них, на мой взгляд, легко можно было бы обойтись.
Вторым недостатком, который бросился мне в глаза, является наличие немалого количество роялей. Особенно этим грешат все те же последние тома, но и в первых трех наличествуют ВНЕЗАПНЫЕ моменты, вызывающие легкое недоумение вида: «это нафига вот надо было»?
Не стану особо конкретизировать, дабы не спойлерить еще больше, но, к примеру, в середине третьего тома появляется совершенно ВНЕЗАПНЫЙ персонаж, который, как мне кажется, там совершенно не к месту. Автор добавила его лишь для нагнетания бессмысленной и беспощадной ДРАМЫ. А в самом начале четвертого тома Джил и Ингольд находят Очень Важный Сюжетный Артефакт (об этом писал выше), который до того добрую тысячу лет валялся в церковных тайниках и, естественно, ну очень сильно помог героям книги.

Интересные аллюзии
После прочтения четвертого тома книги, у меня в мозгах появились некоторые занятные параллели.
Во-первых, в книгах присутствует древнее зло, поднявшееся из земных глубин. Во-вторых, в книгах церковь ненавидит магов люто и самозабвенно. Более того, имеется бешеная баба-епископ, одетая в красное, готовая прикончить Иногльда, невзирая на то, что он, на секундочку, как бы нужен выжившим для спасения.
В-третьих, наличествует мох, вызывающий не просто мутации, но еще и полное подчинение трем древним чародеям, жаждущим пробудить свою Мать Тишины. Подчинение, вызывающее в головах жертв то ли песнь, то ли голоса, то ли все вместе взятое.
В-четвертых, Белые всадники очень сильно смахивают на авваров.
Вот я и думаю время от времени, не читали ли сценаристы Dragon Age эти книги? То, что они, к примеру, вдохновлялись Мартином, для меня очевидно, а вот насчет произведений госпожи Хэмбли – все не так однозначно. Но серьезно, не могли ли они, создавая порождений тьмы и скверну, на сознательном, или бессознательном уровне опираться на фундамент в виде цикла «Хроники Дарвета»?

Заключение
К сожалению, я вообще не нашел в сети фан-артов, посвященных циклу «Хроники Дарвета». Нет, вообще никаких. Похоже, даже великий интернет-закон под номером 34 все-таки имеет исключения.
Не берусь на основании этого утверждать, что Барбара Хэмбли вообще и ее пятикнижие в частности - малоизвестны. Скорее, она не слишком популярна на территории СНГ. И вот только не надо говорить, мол, книга старая. Забейте в Яндексе, к примеру, «Гед» или «Дзирт», и наслаждайтесь.
В любом случае, я бы не стал называть «Хроники Дарвета» провалом. Это годное крепкое фентези средней руки, а может даже – чуть выше среднего. Основная трилогия выполнена в интересном стыке жанров, а четвертую и пятую книги вполне можно почитать от нечего делать. Но при этом, я бы не стал относить цикл к шедеврам, тем более, последние два тома далеки от идеала.
Так что, могу порекомендовать данное произведение любителям жанра. Полагаю, они найдут его как минимум заслуживающим внимания.

Из искры возгорится пламя… в лампаде
sleepyxoma

Новость раз:

В московском кинотеатре «Иллюзион» сообщили НСН, что фильм «Матильда», показ которого по техническим причинам был сегодня отменен, будет продемонстрирован за день до официальной премьеры, 25 октября (слушайте аудио).

«Правообладатель «Матильды», фирма КАРО, не предоставила нам копию картины. Сеанс перенесен на 25 октября. Билет, купленный на сегодняшнее число действителен, при желании его можно сдать через Рамблер/Кассу», - рассказали в кассе кинотеатра.  

Ранее демонстрация картины Алексея Учителя «Матильда» в кинотеатре «Иллюзион» была запланирована на 11 сентября в 18 часов. Газета.ру сообщала, что показ отменен по техническим причинам.

В кинотеатрах страны фильм выйдет 26 октября.

http://nsn.fm/culture/kinoteatr-illyuzion-nazval-prichinu-dlya-otkaza-demonstracii-matildy.html

Новость два:

Объединенная сеть кинотеатров “Синема парк” и “Формула кино” отказалась от проката фильма Алексея Учителя “Матильда” из-за угроз со стороны противников картины.

“В связи с неправомерными действиями со стороны противников фильма Алексея Учителя “Матильда”, произошедшими в последние дни в разных городах России, и участившимися угрозами в адрес кинотеатров руководство Объединенный сети “Синема парк” и “Формула кино” приняло решение отказаться от показа кинокартины. Решение связано исключительно с желанием оградить посетителей киносети от рисков, которые влекут за собой публичные показы фильма”, – приводит RNS сообщение пресс-службы сети.

В компании заверили, что “Синема парк” и “Формула кино” по-прежнему остаются вне вопросов политики и религии, а на ситуацию с прокатом “Матильды” повлияли только соображения безопасности.

http://vectnik24.ru/2017/09/12/кинотеатры-синема-парк-и-формула-кино/

Новость три:

Председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства, протоиерей Дмитрий Смирнов прокомментировал Ruposters ситуацию вокруг фильма "Матильда" после поджога двух машин возле офиса адвоката режиссера картины Константина Добрынина.

Священник заявил, что хулиганские действия в отношении команды Алексея Учителя ему неблизки, однако мотивация людей, которые это совершают, ему понятна.

"А что, все квиты. Этот делает то, что этим неприятно, а те делают то, что ему неприятно", - сказал Смирнов.

По его словам, на такие поступки толкает бездействие правоохранительных органов.

"Допустим, у меня убили близкого человека. Я пытаюсь через правоохранительные органы открыть дело, какие-то действия предпринять. А власть предержащие ничего не делают. Что мне останется? Мне остается взять ружье", - пояснил Смирнов.

Протоиерей уверен, что ситуация вокруг фильма неразрешима в правовом поле. Он также сравнил ее с делом худрука "Гоголь-центра" Кирилла Серебренникова.

"Одни говорят - за что человеку дали домашний арест? А другие говорят, его творчество для нас неприемлемо. Это же то же самое".

Создатели картины, по его словам, должны были быть готовы к подобному развитию событий.

"100 миллионов россиян считают себя христианами. Каждый человек, если подходит к милиционеру и плюет ему в лицо, должен ждать серьезных проблем. Если человек в православной стране создает фильм, который глумится над святыми 100 миллионов людей, он тоже должен быть готов", - подытожил протоиерей.

Как писал Ruposters, рано утром 11 сентября неизвестные сожгли две машины возле офиса адвоката Константина Добрынина, представляющего интересы режиссера фильма "Матильда" Алексея Учителя. На месте происшествия была найдена записка со словами "За Матильду гореть". Учитель ранее жаловался на поступающие ему угрозы и требования не выпускать фильм.

Позже депутат Наталья Поклонская, комментируя случившееся, назвала инцидент провокацией и призвала правоохранительные органы тщательно его расследовать.

https://ruposters.ru/news/11-09-2017/RPC-posovetovali-Ychitelu-bit-gotovim

Кажется, пришло время зубрить Катехизис и обзаводиться собственным духовником.

А если серьезно, то тенденции последних лет напрягают все больше и больше. Есть нехорошее ощущение, что мы медленно, но верно движемся к православному Ирану с платками вместо паранджей и домостроем.

Если к этому добавить часто встречающуюся среди граждан, страдающих от ПГМ (или наслаждающихся – вопрос дискуссионный) нетерпимость не только религиозного, но и расового характера, то становится откровенно страшно за будущее страны.

Не факт, конечно, что мы ухнем в архаику теократического мракобесия, но знаете ли, в семидесятые годы и в Иране никто не мог предположить, что очень, очень скоро женщинам опять придется ходить замотанными в тряпье, точно кульки с семечками.

Замечу на всякий случай, что я ничего не имею против паранджи и хиджаба, при условии, что их ношение продиктовано религиозными предпочтениями самих женщин и является абсолютно добровольным. Но увы, в реальности отчего-то выбор им предоставляется примерно такой:

Если честно, когда все это матильдобесие только начиналось, было смешно. Сейчас желание веселиться начинает пропадать.

Не факт, что фильм Учителя запретят, а даже если это и произойдет, то, ,как я писал ранее он просто поднимет неплохо так денег в интернетах, на зарубежных кинофестивалях и т.д. Не факт даже, что кинотеатры, отказавшиеся пускать в прокат «Матильду», не изменят своего решения ближе к дате премьеры (вон, там уже Мединский возбУдился). Все-таки для бизнесменов главное – это прибыль, а если народ валом повалит в залы, они плюнут на все.

Более того, сотни тысяч зрителей в обязательном порядке посмотрят «Матильду», в этом уже нет ни малейших сомнений. Противники же Учителя своими действиями лишь превращают его в «гонимого творца», что, к примеру, происходило с диссидентами, большинство из которых самиздатом гнали редкостную хренотень, но которых все равно читали миллионы советских граждан.

Нет, проблема не в том, что гражданам перекроют доступ к крайне высокодуховному и в высшей степени исторически достоверному кинофильму. Проблема в том, что ПГМ-нутые демонстрируют свою сплоченность, организованность, и желание перегнуть всех через колено в соответствии с собственными хотелками и представлениями о том, что правильно, а что – нет.

Вот это, а не мироточащий бюст Ники Второго Кровавого, пугает по-настоящему. Фильм Учителя стал лишь катализатором, этаким спусковым крючком. И до него православные фанатики активисты проводили разные акции, направленные против того, что им не нравится. Но ни разу еще на моей памяти эти самые акции не были столь масштабными, хорошо организованными и длительными. Напомню, на всякий случай, что у нас уже имеется практически террористический акт в Екатеринбурге и два поджога. Уже!

Что дальше? Избиения и погромы? Похищения и пытки? Убийства во славу Его?

Не знаю. Надеюсь, наверху вспомнят, что Россия – это не просто светское, но еще и многоконфессиональное государство, и остудят пыл взбесившихся фанатиков верующих, открыто демонстрирующих свое недовольство, потому как последствия заигрываний с гражданами, мечтающими о возвращении в Средневековье, могут оказаться не просто серьезными, но фатальными для русской государственности.


Музыкальное
sleepyxoma

В последние пару недель познакомился с несколькими весьма интересными музыкальными произведениями.

Во-первых, прослушал новый альбом известной каждому игроку в League of Legends группы Pentakill - Grasp of the Undying. Вот клип:

Сам альбом можно совершенно бесплатно скачать с сайта игры по адресу http://pentakill.leagueoflegends.com/ru_RU/. Да, как и в прошлый раз он выложен создателями в открытый доступ и используется исключительно для маркетинговых целей.

Шедевром бы я его не назвал, но, тем не менее, есть весьма и весьма интересные треки. Мне больше всего понравились The Bloodthirster и Mortal Reminder, но это, конечно, чистая вкусовщина.

Музыку я бы оценил на крепкую четверку, добавим к этому отменный вокал Йорна Ландэ, а также Нооры Лоухимо (жаль, что ее так мало), и получим очень достойную пластинку. Приятно и то, что в отличии от первого альбома, в Grasp of the Undying заметно больше песен, ведь Smite and Ignite наполовину состоял из инструменталов.

После этого заценил клип группы Lord of the Lost на песню Raining Stars:

Не скажу, что слишком уж полюбил творчество этой группы, но вот конкретно эта песня чем-то зацепила – слушал ее недели две. Видеоряд, кстати, тоже понравился.

P.s. Ну и напоследок, пару дней назад наткнулся вот на это:

Без комментариев.


О трех темных мирах, послесловие
sleepyxoma

Итак, две недели назад я выложил рецензию на последнюю из трех книг в жанре «темное фентези», о которых писал в начале лета.

Полагаю, что можно подвести некоторые итоги и ответить на два вопроса:

1. Какая из трех эпопей лучше?
2. Можно ли сравнивать их с произведениями мэтров?

Если честно, отвечать на первый вопрос не так и легко, потому как понятие «лучше» и «хуже» носят в высшей степени субъективный характер. Лично я убежден в том, что существует лишь два по-настоящему объективных показателя, по которым можно судить любые произведения массовой культуры, будь то книги, фильмы, компьютерные игры, музыка, комиксы, мультфильмы или что-нибудь еще.

Первый критерий (необходимый) – это тиражи/сборы/количество просмотров и т.п. То есть то, что отражает востребованность произведения в данный конкретный момент. Неинтересные произведения, как показывает практика, обычно мало востребованы и, в то же время, те из них, что цепляют публику, расходятся миллионными тиражами. Можно сколько угодно кривить нос от Сумерек, но нельзя не признавать того факта, что они идеально попали по своей целевой аудитории, обеспечив автору книги безбедное существование до конца ее дней.

Второй критерий (достаточный) – это время. Если произведение остается востребовано на протяжении десятков, а то и сотен лет, значит, оно по-настоящему выдающееся. Ведь большие единовременные продажи можно обеспечить при помощи грамотной раскрутки, а вот сделать так, чтобы о произведении сохранилась память – нет. Шекспир гениален не потому, что написал Гамлета, а потому, что этого самого Гамлета помнят, спустя четыреста лет!

Так вот, я не в состоянии оценить три вышеуказанных цикла ни по одному из этих критериев (по первому не располагаю данными, по второму – банально прошло слишком мало лет), а потому могу лишь заявить о собственном предвзятом мнении.

Согласно моему предвзятому мнению, лучшим из трех циклов, определенно, можно считать «Князя Пустоты». Автор проделал воистину титаническую работу, кропотливо и с любовью создавая мир Трех Морей. При всем уважении к Аберкромби, мир в его трилогии просто чудовищно сыр. Он, по большей части, представляет собой несколько локаций, по которым приключаются наши герои, и даже попытки придать всему происходящему некоторый размах и глубину, смотрятся, в лучшем случае, умилительно.

Ну, типа: «Ой, а вон там вот у нас огромная южная империя, битком набитая магами, но лет десять назад она была жестко бита Союзом, в магию не верящим. Как? Ну вот как-то так получилось. Что говорите? Во втором томе северная армия Союза была расколошмачена местными шотландцами благодаря поддержке всего лишь одной чародейки средней руки? Ой, не обращайте внимания, вот вам продолжение похождений Девятипалого».

Аберкромби, лично на мой взгляд, куда больше волновали сами персонажи, их внутренний мир и мотивация, их психологический портрет, и в этом, как мне кажется, он действительно несколько обскакал Бэккера. В «Первом Законе» персонажи, как мне показалось, более человечны и меньше отлиты в бронзе, так сказать. К тому же крайне положительным фактом является отсутствие ярко выраженного Марти-Сью, чем страдает Бэккер.

«Разрушенная Империя» Лоуренса, в свою очередь, ощутимо проигрывает как «Первому Закону», так и «Князю Пустоты» именно в персонажах, они по большей части представляют собой куски наспех вырезанного и размалеванного картона. Зато мир у Лоуренса вышел несколько лучше, чем у Аберкромби. Правда, этого все равно не хватает для того, чтобы приблизиться к Бэккеру.

Зато в чем и Аберкромби и Лоуренс точно на голову лучше Бэккера, так это в удержании тараканов внутри своих черепных коробок. Ни у первого, ни у второго нет сцен вроде вот этой:

[Spoiler (click to open)]

Посмотрел на Эритгу и Хансу, двух девушек-рабынь, жестом приказал им следить за ней. Потом оставил Эсменет и вошел в шатер. Захихикал себе под нос, думая обо всем, что он с ней сделает. В штанах у него налилось и затвердело; мышцы лица задрожали от удовольствия. Как поэтично он ее изрежет!

Светильники догорали, пространство шатра погрузилось в оранжевый полумрак. Он опустился на подушки, разбросанные перед низким столиком, заваленным свитками. Провел ладонью по своему плоскому животу, стиснул сладко ноющий член… Скоро. Уже скоро.

– Ах да! – произнес тонкий голосок. – Обещание освобождения.

Вздох, словно сделанный через тростинку.

– Я один из твоих создателей, и все же ты изготовлен столь гениально, что мне самому не верится.

– Зодчий! – ахнула тварь, называемая Сарцеллом. – Отец! Ты пошел на такой риск? А что, если кто-нибудь заметит твой знак?

– Среди многих синяков еще одного никто не заметит. Послышалось хлопанье крыльев и сухой стук, с которым ворона опустилась на столик. Лысая человеческая головка ворочалась из стороны в сторону, словно разминала затекшую шею.

– Если кто меня и почует, – объяснило лицо величиной с детскую ладошку, – то не обратит внимания. Тут повсюду Багряные адепты.

– Что, уже пора? – спросила тварь, называемая Сарцеллом. – Пришло время?

Улыбочка не шире ноготка.

– Скоро, Маэнги. Уже скоро.

Крыло расправилось и протянулось вперед, проведя линию по груди Сарцелла. Голова Сарцелла откинулась вбок; все его члены напряглись и застыли. От паха к конечностям разбегались волны восторга. Палящего восторга.

– Так она осталась? – спросил Синтез. – Она не пытается сбежать к нему?

Кончик крыла продолжал лениво ласкать его. Тварь, называемая Сарцеллом, выдохнула:

– Пока нет…

– О ночи, проведенной со мной, она не упоминала? Ничего тебе не говорила?

– Н-нет… Ничего.

– И тем не менее ведет себя… открыто, как будто готова поделиться всем?

– Да-а, Древний Отец…

– Как я и подозревал…

Крошечный лобик нахмурился.

– Я принял ее за простую шлюху, Маэнги, но она далеко не простая шлюха. Она искусна в игре.

Хмурый оскал сменился улыбочкой.

– Она все-таки стоит двенадцати талантов…

– М-мне…

Маэнги ощущал ритмичный пульс у себя в глубине тела между анусом и основанием фаллоса. Так близко…

– М-мне убить ее?

Он выгнулся под прикосновениями крыла. «Пожалуйста! Еще, Отец, прошу тебя!»

– Нет. Она не сбежала к Друзу Ахкеймиону. Это что-нибудь да значит… Ее жизнь была слишком тяжелой, чтобы она не научилась взвешивать, что для нее важнее, преданность или выгода. Она еще может оказаться полезной.

Крыло отодвинулось, прижалось к черному боку. Крошечные веки опустились, потом снова открылись, показав глазки-бусинки.

Маэнги судорожно вздохнул. Ничего не соображая, схватил правой рукой свой фаллос и принялся растирать головку большим пальцем.


            Как нетрудно догадаться, без сих милых глазу сцен книга стала бы только лучше, но что уж поделать, как есть, так есть.

Зато чего действительно хватает у всех трех авторов, так это мрака, черного и непроглядного, сочащегося кровью и отчаянием. Каждый из трех циклов – поистине темное фентези. Тут все плохо, большая часть персонажей – уроды, годные только на растопку, борьба ведется зачастую между жабой и змеей. Вот уж где троица писателей единодушна, ага.

Сюжет у всех трех авторов в целом не вызывает чересчур уж больших нареканий. Да, есть сюжетные дыры, есть недоработки (особенно этим грешит «Разрушенная Империя), но это, в целом, не так и страшно. Даже у Лоуренса с его злобненьким Марти ляпы не накопили критической массы идиотизма, которая бы вызвала отторжение.

И отсюда мы плавно перетекаем ко второму вопросу. Можно ли считать эти три книги хотя бы того же уровня, что и «Темный отряд», «Ведьмак» и «Песнь Льда и Пламени»?

И сейчас я вновь озвучу исключительно свою субъективную точку зрения. Так вот, я считаю, что ни один из этих трех циклов нельзя поставить в один ряд с шедеврами Кука, Сапковского и Мартина. И причина этого уже была озвучена мною в одной из рецензий. Имя ей – безысходность. Единственная из трех книг, в которой можно пусть и с натяжкой сказать о том, что «добро победило» - это «Разрушенная Империя». Правда цена победы и здесь оказалась соответствующей, но к этому претензий нет. В «Первом Законе» и «Князе Пустоты» без сомнений победу одержало зло чистое и незамутненное, потому как ни древний маг, ни дунианин не могут даже с натяжкой именоваться добром. Что первый – кукловод, тайно, столетие за столетием плетущий свои интриги, что второй – сверхчеловек, лишенный даже минимального понятия о сострадании, отвратительны в своей вседозволенности. Да, их оппоненты – еще хуже, но позволю себе процитировать знаменитое изречение некоего Геральта из Ривии: «Если приходится выбирать между одним злом и другим, я предпочитаю не выбирать вообще».

Лишь у Йорга в итоге хватило сил, чтобы перебороть себя и получить в итоге право зваться человеком, но общая слабость «Разрушенной Империи» по другим показателям, увы, не позволяет мне ставить эту трилогию на одну ступень с тем же «Ведьмаком».

На этом, пожалуй, все.

В заключении скажу лишь, что мне понравилось делать обзоры, так что в самое ближайшее время выложу рецензии на ряд книг, прочитанных мною в этом году.


Отпуск - все
sleepyxoma
Прошли вторые две недели отпуска, которые я с большой пользой провел на даче.
Ну что ж, не скажу, что отдохнул и готов к новым свершениям, но по крайней мере, я тут.
Как-то так.
Tags:

Неостановимая НяшМаш
sleepyxoma

Я погляжу, что у Поклонской крышняк продолжает съезжать, причем ударными темпами:

Как написала Поклонская у себя «ВКонтакте», ею «в прокуратуру Крыма направлены материалы проверки по факту оскорбления религиозных чувств верующих фильмом Матильда».

Также она подтвердила информацию о том, что по итогам этого обращения прокуратура предупредила кинотеатры о недопустимости нарушения законодательства об экстремизме путем показа трейлеров, якобы оскорбляющих чувства верующих. Ранее Добрынин заявлял, что подобные письма могли бы быть подделкой.

«До принятия министерством культуры, — продолжает Поклонская, — зеркального решения в котором люди увидят отношение к себе со стороны профильного министерства, о выдаче или отказе в выдаче прокатного удостоверения на фильм, оскорбляющий религиозные чувства людей и оскверняющий православные Святыни, в соответствии с выводами экспертов (среди которых доктора наук) и мнением священнослужителей РПЦ, показ в кинотеатрах трейлеров недопустим!»

Напомним, что Добрынин в связи с этими действиями Поклонской обратился к генпрокурору РФ Юрию Чайке: он напомнил, что Генпрокуратура уже дважды в 2016 и 2017 годах не находила нарушений в трейлерах «Матильды», на которые жаловалась Поклонская. В связи с этим, отметил Добрынин, в прокуратуре Симферополя пошли наперекор решениям Генпрокуратуры, что могло быть связано с коррупционными соображениями.

Кроме того, пояснил адвокат, вмешательство Поклонской в деятельность симферопольской прокуратуры может расцениваться как нарушение закона, так как депутат знала о вынесенных Генпрокуратурой отказах в связи с ее обращениями.

В итоге Добрынин попросил Чайку вынести в адрес уже самой Поклонской предостережение о недопустимости нарушения законов.

http://www.mk.ru/politics/2017/08/08/poklonskaya-cherez-golovu-chayki-pozhalovalas-v-krymskuyu-prokuraturu-na-matildu.html

Так возбУдиться по причине оскорбления (не важно, реального или мнимого) своей вайфу – это нужно постараться. Ну и формулировочка отлична: «о недопустимости нарушения законодательства об экстремизме путем показа трейлеров» - это пять баллов. В отличном светском государстве живем, братья и сестры, да. Думаю, не стоит останавливаться на достигнутом, нужно искать оскорбление чувств верующих, ну, к примеру, в законах физики. Ну а чо, какое там всемирное тяготение? Ясно же, что объекты падают на землю с ускорением свободного падения, потому что так повелел Господь Наш, единый в трех Лицах Своих!

Жаль, что чувств верующих вроде все той же г-жи Поклонской не оскорбляют священники, рассекающие на крузаках и чиновники, возящие собачек частными самолетами, но тут уж ничего не поделать. Пути Его неисповедимы…

Но я немного отвлекся, вернемся к страстям по Учителю.

Хочу заметить, что в плане Крымской Няши меня поражает ее дикая, доходящая до абсурда, настойчивость. Вот не понимают некоторые люди, что создавать Эффект Стрейзанд – не самая разумная в наш цифровой век политика. При всем желании сейчас нельзя взять, и запретить то, что тебе не нравится. Более того, как показывает практика, подобные попытки приводят лишь к обратному эффекту.

И даже если каким-то чудом Няша добьется своего, и киног… тьфу, киношедевр Учителя таки запретят к прокату, никто не помешает ему выложить свое творение в тот же интернет и, к примеру, поднять бабок с рекламы на сайте. А в том, что у «Матильды» будет приличная аудитория, я уже не сомневаюсь – г-жа Поклонская постаралась на славу.


Трилогия «Князь Пустоты» или эпичность и половая гребля
sleepyxoma

Трилогия Р.С. Бэккера встретила меня неприветливо: тяжелый слог, множество странных событий и названий и, наконец, полное непонимание того, что же творится в мире, выдуманном автором. Собственно говоря, в некоторых моментах я разобрался полностью лишь ближе к концу третьей книги.
И, тем не менее, с первых же страниц это произведение умудрилось завладеть моим вниманием - чувствовалось в нем нечто этакое, особенное.
Очередность книг такова: сперва идет The Darkness That Comes Before, переведенный надмозгами как «Слуги темного властелина», затем - The Warrior Prophet, он же «Воин кровавых времен» по версии переводчиков. Замыкает цикл книга The Thousandfold Thought – «Падение Святого города».
Не могу не порадоваться за отечественных мастеров литературного перевода, которые, судя по всему, не сильно отстает по уровню профессионализма от коллег из кинобизнеса.
Впрочем, речь сейчас не о них, ведь, как известно, хорошую книгу переводом испортить непросто, даже если очень постараться (Думбльдур напрягся!).
А потому постараемся разобраться, можно ли считать трилогию «Князь Пустоты» хорошей, или все-таки нет.
[Spoiler (click to open)]
Капелька сюжета
Повествование Бэккера слишком эпично и глобально для того, чтобы сюжет книг можно было пересказать хотя бы приблизительно. Я постараюсь лишь широкими мазками обозначить основные моменты, хотя вряд ли получится избежать спойлеров.
Итак, старый мир погиб во время Армагеддона, со времен которого прошло больше двух тысяч лет. В той кошмарной войне сгорел весь древний север – Куниюрия, пала великая Киранейская империя, объединявшая земли юга, но победа была достигнута.
Северные земли практически обезлюдели – на них кое-как сохранились лишь жалкие искорки былого величия, неторопливо и методично гасимые как бы проигравшими во время Армагеддона шранками и их хозяевами – Консультом.
На юге же, на руинах Киранейской империи расцвела культура Трех Морей. За две тысячи лет обитатели этих земель прошли немалый путь, и на момент начала книги остановились где-то на этапе Высокого Средневековья. Правда, замечу, скорее, будет правильно говорить о Средневековье инидйском, нежели европейском.
В Трех Морях вполне себе процветает рабство, общество жестко поделено на касты, и смена социального статуса почти невозможна. Тот же Ксинем, к примеру, получивший титул маршала Атремпта, все равно остался рабом, полностью зависимым в личном отношении от своего хозяина – принца Нерсея Пройаса.
Народы Трех Морей можно условно разделить на две группы по религиозному принципу. Большая часть персонажей происходят из айнрити, поклоняющихся Бивню – священному и непогрешимому писанию. В основе айнритизма лежат откровения Последнего Пророка Айнри Сейена, являющие собой лютую смесь политеизма с монотеизмом.
В результате айнрити почитают десятки самых разнообразных богов, которые на самом деле являются разными ипостасями одного единственного Бога, явившего истину Последнему Пророку.
Их антогонисты – фаним, последователи пророка Фана, отвергавшего нечестивый Бивень и сонмы демонов, которых глупые айнрити именуют богами.
Основной конфликт книги связан со Священной войной, назначенной новым «папой» айнрити – шрайей Майтанетом - против богомерзких язычников.
В результате собралась целая коалиция из самых разных королевств айнрити, которые во славу Бивня решили бросить вызов Кианской империи – огромному государству, в котором, собственно говоря, фанимство и является официальной религией.
Тут заметны прямые аналогии с Первым Крестовым Походом, и, поверьте, дальше этих самых аналогий будет только больше.
Особняком в стройном делении айнрити-фаним стоит народ скюльвендов – суровых кочевников, обитающих в степях, которые отделяют Три Моря от обезлюдевшего и заполоненного шранками севера. Скюльвенды лишились своего бога во время Первого Армагеддона, что, впрочем, не мешает им быть занозой в заднице у всех южных соседей. Варвары, представляющие собой нечто, напоминающее то ли монголов, то ли мадьяров, отправляются в постоянные набеги на изнеженных южных хлюпиков и опустошают целые регионы ради рабов и добычи.
И вот, повеление святого шрайи привело народы в движение, ознаменовав тем самым начало войны, которая должна будет изменить облик Трех Морей вне зависимости от того, кто одержит верх.
И война эта, подобно огромному водовороту, вобрала в себя сотни тысяч людей, населявших мир «Князя Пустоты».
А на фоне разворачивающихся грандиозных событий вновь дают о себе знать древние враги рода людского: омерзительные инхорои и их добровольные помощники Консульт. Второй Армагеддон становится куда более реальным, чем это может показаться на первый взгляд.
Каждый из персонажей книги так или иначе оказывается связан со Священным Воинством – огромнейшей армией, предназначенной для возвращения Шайме, родного города Последнего Пророка.
Каждый пройдет отмеренный ему путь, в конце которого будет ждать заслуженная награда, либо столь же заслуженное наказание.
Точно можно сказать одно: ни один из героев не останется прежним, даже те из них, кто  считал себя мерилом всего.
Персонажи
Персонажей в книге не просто много, а очень много. Автор взял на вооружение метод, эффективно использованный Мартином, а потому в разных главах речь ведется от лица совершенно разных людей (а иногда даже нелюдей).
Тут нашлось место всем: императору, чародею, пророку, принцу, варвару, шлюхе, рабыне. Все социальные слои Трех Морей подарили нам героев, от лица которых ведется повествование.
Некоторые из них пройдут путь от первой и до последней страницы трилогии, некоторые – умрут, прожив достаточно долго, некоторые же предстанут как эпизодические персонажи, о чьей горькой судьбе мы забудем, перелистнув страницу. Так или иначе, но автор постарался представить внутренний мир каждого из них, наделить уникальными мыслями и собственной мотивацией, вытекающей из мировоззрения, социального положения, воспитания, вероисповедания и этнической принадлежности.
Короче говоря, вождь склюльвендов не будет вести себя точно также, как изнеженный нансурский император. Но об этом чуть позже.
Я не буду перечислять всех персонажей, остановлюсь лишь на тех из них, кого можно считать более-менее главными действующими лицами повествования.
1.    Анасуримбор Келлхус.
А вот перед нами и местный Марти-Сью. Этот парень родился на севере, в потайном городе, ставшем пристанищем для секты дуниан. Кто такие дуниане? Это люди, отвергающие тварное начало в человеке, и ставящие во главу угла чистый незамутненный интеллект. Они учатся управлять желаниями, равно как и окружающими обстоятельствами.
Каждый дунианин – результат тысяч лет безжалостных евгенических экспериментов, в результате которых эти странные ребята получили ряд интересных преимуществ.
Во-первых, они – боги НЛП. Дуниане читают язык тела, точно открытую книгу. Посмотри дунианину в глаза, и он за пару минут заберется в твою голову, через десять минут поймет, как на тебя воздействовать, и через полчаса ты уже будешь делать то, что выгодно ему, полагая, при этом, что следуешь собственным интересам.
Во-вторых, каждый дунианин идеально владеет своим телом, каждой его мышцей, каждой железой, буквально каждым волоском. Интонации голоса, выражение лица, позы – все это подвластно адептам Логоса.
В-третьих, плавно вытекает из первых двух пунктов. Каждый дунианин – исключительный воин. В одной из сцен книги Келлхус в одиночку защищал холм от нескольких сотен всадников на верблюдах, и перебил их всех, не получив при этом ни единой царапины.
Нет, конечно же, мы все понимаем, что ничего из вышеперечисленного в реальной жизни достичь нельзя от слова «совсем», но у нас ведь тут фентезя, верно?
В-четвертых, из-за бесчеловечной подготовки, заточенной на отрицание тварного (все, кто не в состоянии постичь Логос, считаются дефектными и в дальнейшем используются в лучшем случае как подопытные крысы, например, для так называемой нейроакупунктуры), все дуниане теряют способность сопереживать. Да что там, они становятся похожими на машины, лишенные всего человеческого.
2.    Друз Ахкеймион.
Мой любимый персонаж в книге. Стареющий маг, всю свою жизнь посвятивший служению ордену Завета и безрезультатным поискам Консульта. Жизнь нещадно била его, оставив лишь массу сожалений о неверном выборе, разочарование, да боль.
Он весьма близок к измене своему ордену, и, быть может, так и поступил бы, если бы не сны Сесвадхи – это проклятье каждого гностического чародея, расплата за колоссальное могущество, недоступное адептам иных магических школ Трех Морей.
Друз – самый живой и проникновенный персонаж повествования, временами напоминающий побитого блохастого пса, хочется обнять и пожалеть. И это при то, что он, вообще-то, легким щелчком пальца может распылить человека на атомы. Он в состоянии разверзнуть землю под ногами целой армии и заставить море выйти из берегов. Но…
Могущество не заменит потерянных учеников, оба из которых живы, но оба презирают наставника. Оно не заменит женщину, которую любил, но бросил. Оно не сделает ненавидимого и презираемого парию, поправшего законы Последнего Пророка, уважаемым. Ведь магов боятся и ненавидят, но не любят.
3.    Найюр урс Скиоата.
Этот тип - антагонист Келлхуса, единственный человек, разгадавший загадку дунианина, и то лишь потому, что в свое время был взят в оборот его отцом.
Суровый и жестокий воин, не знающий жалости к слабым. Его презирают, ненавидят и боятся до тошноты, потому как в бою он являет собой нечто кошмарное.
Постепенно образ грубого варвара раскрывается, и становятся понятны истинные мотивы, движущие Найюром, и заставляющие его последовать за сыном человека, который изменил его жизнь. В некоторых моментах Найюра даже хочется пожалеть, столь велики его страдания, в первую очередь – моральные.
4.    Эсминет
Шлюха и единственная любовь Друза Ахкеймиона.
Женщина крайне неординарная: волевая, умная, талантливая, и, конечно же, очень красивая, несмотря даже на то, что годы ее молодости, в общем-то, уже прошли.
Увы, но социальный статус и половая принадлежность не оставляют Эсминет ни малейшего выбора, ну а татуировка на ладони, указывающая на профессию, ставят крест на каких бы то ни было мечтах, надеждах и желаниях.
Она – всего лишь товар, который будут пользовать мужчины, не спрашивая, есть ли у Эсминет чувства, желания и мысли. Она – ничто.
Для всех, но не для старого чародея.
Их любовь, трогательная и какая-то наивно-детская, красива и трагична. Две пещинки в мире, в котором с каждым часом все сильнее и сильнее начинает дуть ветер надвигающегося Второго Армагеддона.
5.    Икурей Конфас.
Племянник Икурея Ксерия и наследник изрядно увядшей, но все еще достаточно сильной  Нансурской Империи.
Настоящий военный гений, первый нансурский полководец за очень долгое время, сумевший наголову разбить скюльвендов в генеральном сражении, да еще и на их территории.
Умен, циничен, властолюбив. Как и дядя, считает себя живым божеством, достойным самого лучшего, и, как и дядя, желает возрождения могущества Нансурской империи. Цена этого возрождения его, как нетрудно догадаться, мало волнует.
Вместе с императором плетет интриги, надеясь использовать Священное Воинство в своих сугубо корыстных интересах, и нельзя сказать, что у него не хватит таланта для этого.
6.    Нерсей Пройас
Пылкий и глубоко порядочный молодой человек, волей судеб родившийся наследником целого королевства. Он обладает моральными принципами, справедлив, в общем, достаточно отзывчив и человеколюбив.
Единственный серьезный недостаток принца – религиозный фанатизм. Нерсея так сильно долбануло Бивнем, что еще немного, и он бы начал носить вериги. Именно по причине своей религиозной упоротости Нерсей постоянно обижает Друза Ахкеймиона, учившего его в детстве, ведь Друз – с точки зрения жрецов проклят и обречен на вечные муки, как богомерзкий колдун.
И, тем не менее, юноша находит в себе силы понять, что неправ. Он вообще непривычно много рефлексирует для религиозного фанатика. Видимо, сказывается база, вложенная в него в детстве Друзом Ахкеймионом.
Магия в мире
Отдельно доставили чародейские школы Трех Морей. Местные колдуны, кроме шуток, хреначат друг в друга философскими абстракциями, выворачивая под свои нужды законы мира.
Собственно говоря, название магии школы Завета, к которой принадлежит Друз Ахкеймион – Гнозис – говорит само за себя. Остальные маги айнрити вынуждены довольствоваться агогическим чародейством, которое заметно слабее гностической магии.
Гнозис – это тайное знание, владеть которым могут лишь маги Завета, и даже самые страшные пытки не в состоянии вырвать секреты ни из одного адепта Завета. Причиной тому является их благословение и проклятье: каждый адепт Гнозиса в ночных кошмарах раз за разом переживает ужасы, которые испытывал Сесвадха – основатель ордена и один из главных действующих лиц Первого Армагеддона. Когда же адепта Гнозиса берут в плен и начинают пытать, тень Сесвадхи перехватывает контроль и даже если гностический маг хочет предать своих, чтобы прекратить мучения, у него ничего не получается.
Чародеи фаним - кишаурим, Водоносы Индары, люди, которые вырывают собственные глаза и смотрят на мир при помощи своих спутниц-змей, владеют магией чувств Псухе, чья сила зависит от того, сколь пламенно пылают их сердца.
Отдельной строкой идет магия инхороев, а также их последователей из числа людей – Консульта. Эта магия основана на биотехнологиях, собственно говоря, именно благодаря ней Консульт перестали быть людскими чародеями и превратились в нечто большее. Или меньшее – это как посмотреть.
Не совсем понятно, точно ли следует говорить о возможностях Консульта, как о магии, так как инхорои – это пришельцы, чей космический корабль разбился на планете. Впрочем, это, наверное, не самый важный вопрос.

За и против
Начнем с того, что же мне понравилось в трилогии. Безусловно, главное ее достоинство – это монументальность и детальная проработка едва ли не каждой мелочи. Если не путаю, автор потратил на написание первой книги то ли десять лет, то ли даже больше, и это сразу же бросается в глаза.
Там, где у Аберкромби и Лоуренса – лишь жалкие карандашные наброски, у Бэккера – громадный триптих.
История мира, культура и обычая народов, языковые особенности, семантика имен, это, и многое, многое другое, было придумано автором, состыковано, подогнано, после чего – допилено лобзиком, складываясь в красивейший узор сложного и живого мира.
Понравились отличные и многогранные персонажи, каждому из которых автор сумел уделить толику внимания и любви.
Конечно же, понравились многочисленные хорошо описанные интриги, которыми так изобилует книга, особенно – первый ее том.
Увы, несмотря на многочисленные положительные стороны, «Князь Пустоты» не лишен и проблем.
Серьезным с моей точки зрения недостатком является - Анасуримбор Келлхус. Я все понимаю, но этот парень – чистый, дистиллированный Марти Сью, прямо-таки взятый из палаты мер и весов. Все-то он может, все-то умеет. И язык новый выучить за пару дней, и сто человек порешить, не получив ни царапины, и освоить любой сложности философский труд за пару часиков, и проповеди устраивать, покруче, чем Христос Нагорную, и в будущее заглядывать и тэ дэ и тэ пэ.
Безусловно, Анасуримбор хорошо прописан как персонаж, но, Великий Макаронный Монстр, как же он бесит!!! Так и хочется, чтобы нашелся кто-нибудь, способный пере…ть его по хребтине лопатой. Я все понимаю, фентезя, и все такое, но блин, неужели нельзя было обойтись без этого Марти? Ну или сделать его попроще, что ли. Или в этом персонаже автор воплощал все свои потаенные желания? Все может быть.
Вторым недостатком произведения, лично на мой взгляд, является общая для почти всех авторов фентези проблема: размеры армий. Действительно, подумаешь, средневековые государства со средневековым же уровнем логистики собрали войско тысяч в двести рыл, чего такого? Все так делают.
Из размеров армий плавно вытекают и сражения уровня эпохи Наполеона, совершенно невозможные со средневековым уровнем подготовки и управления. Хотя надо отдать автору должное, он прибегал к ряду ухищрений, дабы доблестные айнрити не выскакивали на поле боя всей двухсоттысячной толпой.
При этом, автор, лично на мой взгляд, достаточно слабо себе представляет, что такое – средневековое сражение, и каково это – орудовать остро заточенными металлическими предметами, потому как некоторые описания вызывают даже не двойной, а учетверенный фейспалм. Особенно доставило одна из последних битв, когда истощенные многонедельной осадой айнрити сошлись с двукратно превосходящими их по численности фаним.
Ну-да, ну-да, так оно и происходит, мега пророк сказал: «посоны, ватаке!!!», и у всех сразу же такой духовный подъем начался, такой духовный подъем…
Как там было: «…ты же коммунист, Иванов! И вновь застрочил пулемет».
Но и с этим можно было бы смириться, если бы не главный минус трилогии. Имя ему – сублимация. В этой трилогии трахаются все, всегда и везде. Половые акты тут прописаны в таком количестве и с такой подробностью, что иногда за товарища Бэккера мне становилось откровенно страшно. Сходил бы он, что ли, к психологу. Или к сексопатологу.
Скажу сразу, я не имею ничего против описания половых отношений, если они обусловлены с точки зрения сюжета. Да-да, иногда это бывает необходимо.
Но здесь же творится просто какая-то жесть:
Скюльвенд регулярно насилует красавицу Серве – свою добычу.
Маг Завета, чтобы забыть о своей любимой, пользуется услугами грязных обозных шлюх, причем процесс съема и, так сказать, выполнения сделки достаточно подробно расписывается.
Император желает отыметь свою престарелую мать, которая ублажала его в подростковом возрасте.
Синтез Консульта – древнее существо, живущее не одну тысячу лет, - надрачивает своему слуге - шпиону-оборотню.
Сами шпионы-оборотни, равно как и шранки, вообще нечто, повернутое на сексе, причем их специфические вкусы включают в себя содомию, жесточайший БДСМ, некрофилию, и прочие милые шалости.
Шлюха непрерывно занимается своими профессиональными обязанностями, что тоже весьма подробно и со вкусом описывается автором.
Естественно, что, когда город берется штурмом, либо победители врываются в лагерь разбитой вражеской армии, все женщины тотчас же пускаются по кругу.
Естественно, что безобразные инхорои – это раса любовников, для описания чего у автора обязательно найдется пара абзацев.
Это все естественно… Но от того не менее безобразно.
Может быть, автор пытался таким образом сделать книгу более приземленной, попадающей в каноны темного фентези, может быть, в каждом со смаком описанном половом акте есть глубинный смысл, понять который в состоянии не каждый, все может быть.
Лично же я увидел в этом просто адовую сублимацию и такое дикое количество скрытых проблем, что хоть волком вой. Кроме шуток, из трилогии можно совершенно безболезненно удалить процентов восемьдесят постельных сцен, и текст ничего не потеряет от этого, наоборот, станет только лучше.
Заключение
Что можно сказать в итоге. Трилогия Бэккера – великолепное произведение, которое могло бы быть даже лучше, укроти автор тараканов внутри своей черепной коробки.
Он откровенно переборщил с чернухой и тем самым тварным, от которого отказались так хорошо расписанные им дуниане.
Однако я абсолютно уверен, что несмотря на все недостатки трилогии, каждый фанат фентези просто обязан ознакомиться с «Князем Пустоты».

?

Log in

No account? Create an account